Русский Обще-Воинский Союз. 
Русская военная эмиграция. 1920-1940 гг.
На главную страницу.
Новости Обновления Публикации Персоналии Ссылки Фотоальбом Плакаты Гостевая

 
Антон Васильевич Туркул



1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133  134  135  136  137  138  139  140  141  142  143  144  145  146  147  148  149  150  151  152  153  154  155  156  157  158  159  160  161  162 

15.05.2006 12:34 Норов
Защитнику Слащева. Так зачем же Вы тогда затеяли свои историографские сравнения? История, ее задача -- именно в том, чтобы СУДИТЬ анализировать, итожить на фактах исторической действительности. При чем здесь евангельское утверждение, относящееся только к личности какого-то верующего? Мы-то на этом сайте Истории эмиграции" постоянно СУДИМ, для того и наука, и точки зрения. Вам все это в средней школе, что ли, не поняли? Сколько же еще малограмотных в России И все из-за таких же олухов-коммунистов!!

15.05.2006 11:57 Sergey
Михаилу Н. Не судите, да сами не судимы будете. Каждый человек способен на многое. Вас бы поставить в такие условия, кто знает, может вы вообще своих бы расстреливать стали. Не даром в последствии в 30-е годы НКВД так легко находило себе агентов в среде белой эмиграции.

13.05.2006 09:31 Михаил Н.
Что пишет этот защитник Слащева? «Любимый солдатами» тот был... Так и Сталин, и Гитлер были очень любимые своими солдатами, но от этого из мракобесов они не превратились в героев. А барон Врангель как был уважаем среди Русских, так навечно высоким образцом для подражания и остался. А кем остался в памяти и белых, и красных Слащев? ПРЕДАТЕЛЕМ. Что те, что эти Слащева считали и считают выродком. Белые лишили его судом чести носить мундир, красные застрелили. Посему сами подберите себе слово, кто Вы-то сами, коли стоите горой за этого Слащева. Тоже что-то вроде выродка по мировоззрению.

12.05.2006 18:43 Sergey
Тростникову. Вы гражданин сами, видимо, себя считаете единоличным наследником белого движения. Слащев - спаситель белого дела зимой-весной 1920 года. Его кандидатура как главкома была в то время популярнее, чем у Врангеля. Не даром тот перед ним заискивал. Он-то Крым в бытность свою комкором не сдал! Отстоял всего с 4000 человек! То что он наркоман - домыслы досужих врангелевских лизоблюдов. И нельзя его отверженного, с подачи Врангеля, но по-прежнему любимого солдатами, считать однозначно предателем.

12.05.2006 18:27 Тростников
sergey Ну да, Врангелю, Кутепову уступить бы командование наркоману и полусумасшедшему (не только на окружении себя птичками в комнате) Слащеву, и он бы опозорил Русскую Армию, а то бы и сдал ее красным в два счета. Не зря же он стал предателем потом. Вы, товарищ, очевидно, наследник большевиков, раз такая ахинея с "главкомом" Слащевым Вам в голову приходит.

12.05.2006 15:54 Sergey
Я тоже считаю, что Крым нужно было удерживать до конца. Да хоть бы на линиии керчинского дефиле, где Слащев в 1919 году смог остановить Красных. Я был там сам в прошлом году. Оборонительный вал от Черного до Азовского моря, созданный еще в 11 веке, сохранился до сих пор. Впечатляет. За ним - цепь холмов, не плохая позиция. Все конечно зависит от полководца. Может действительно Врангелю и Кутепову нужно было уступить место Слащеву?

12.05.2006 15:32 С.Ефимов
А.Кручинину. Известно, что в 1921 году белыми были подготовлены из Турции и осуществлены две десантных операции на территорию РСФСР. Не знаете ли Вы, кто руководил ими и какмим силами они были осуществлены? Спасибо.

12.05.2006 15:06 А. Перов
А.Кручинину. По поводу дневки. Хотелось бы отметить, что преследование войск Врангеля осуществлялось прежде всего силами Первой и Второй Конных Армий. После сражения в северной Таврии, которое длилось всего два дня, у них была целая неделя пополниться и отдохнуть. Они на прямую не участвовали ни в Перекопской операции, ни в прорыве на Литовский полуостров. Взятие Юшуни как раз и открыло им возможность маневра. Северный и Восточный Крым – простор для конницы. Но неизвестно почему, как потом отмечали и многие советские военные историки, командование 2-щй конной (Первая Буденого, как всегда была на высоте) решило дать своим войскам целый день отдыха. Так что «измотанность в предшествующих боях» красных я все же исключаю.
Возможно, Вы правы относительно невозможности удержать Крым. И относительно невозможности высадки в Европе. Вы говорите, что «подчинение Врангелю в тот момент – вещь весьма относительная». Однако, как же Вы, в своих работах, в этом случае можете серьезно рассматривать план Слащева о десанте в ноябре 1920 года в район Одессы или на Северный Кавказ? Какими силами? Ведь он предлагал именно такой план, но Вы, как я понял, этот план не считаете фантастическим.
Что же до продажи имущества, то смешно было бы предпологать, что Врангель стал бы сам продавать что-либо. Русские торговые агенты продали бы все своим турецким коллегам еще до прибытия эскадры в Стамбул. Так же быстро, как продавали все ценности с территории ВСЮР при Деникине. А высадиться можно было бы еще например на Балканах.

12.05.2006 00:42 Андрей Кручинин
А. Перову. Прежде всего, по поводу дневки, которую красные дали своим войскам «для отдыха». А Вы никогда не задумывались, не «для чего», а ПОЧЕМУ они ее дали? И была ли это дневка распоряжением сверху (и для всех ли, если да), или – физическая невозможность вымотанными на перешейках войсками организовать эффективное преследование? А организовывать-то хотели, из Крыма никого не приказано было выпускать – не случайно Фрунзе требует применить против грузящихся и уходящих в море белых авиацию и подводную лодку (из Николаева)!
Теперь – что касается договора Врангеля с французами. Нарисованная Вами картина – что можно было бы сделать вместо этого договора – впечатляюща, но нереальна. Дело в том, что Врангель не был ни Аттилой, ни Чингис-Ханом, ни каким-либо другим предводителем кочующей орды, две трети которой составляли бы беженцы, иные – еще и с каким-нибудь немудреным скарбом. Врангель был русским человеком, европейцем ХХ века (одно другому не противоречит), а также, в отличие от многих из тех, кто сейчас его упрекает, ощущал ответственность за людей, которые верили в него как в Главнокомандующего. Выходить в открытое море с переполненными до отказа (и сверх того) судами – милость Божья, что они просто не потонули от перегрузки, а многие – и от ветхости! – с продовольствием в лучшем случае на десять дней, «не имея другой земли, кроме Крыма», а следовательно – никакой, поскольку до Дальнего Востока суда бы не дошли (да вряд ли кто, в сущности, и понимал, что там такое творится, на Дальнем-то Востоке)… так вот, при всех этих условиях уходить, зная, что весь мир – заграница, и не озаботившись найти хоть одного, хоть какого-нибудь союзника? Сидя перед компьютером, такое выдумать очень легко… а вот в Севастополе приходилось не выдумывать, а думать.
Но хорошо, предположим, что Врангель гордо оставил все себе, французам ничего не дал и уплыл. Куда? Про Грузию речи нет, идти в Грузию – значило продолжать войну, а мы вроде договорились, что она заканчивалась или по крайней мере прерывалась. К Черному морю примыкают Румыния, Болгария и Турция (податься куда-нибудь подальше – нужно все равно пройти через Босфор и Дарданеллы, а этого могут и не разрешить). Две последних проиграли Великую войну и не могут ничего предпринимать без разрешения союзников. Первая – не питает никакого благорасположения к русским и также находится в зависимости от великих держав. И вот у берегов любой из перечисленных стран появляется Плавучая Орда и предлагает торговать (то есть распродавать самое себя, с перспективой после этого еще и остаться здесь жить).
Не будем даже рисовать кровавых сцен затопления Орды несколькими залпами канонерок. Ей просто запретят приставать к берегу. Что тогда? Демонстрировать, что такое «200000 русских не управляемых (и вооруженных) беженцев, которым они (Европа) не помогли полгода назад в борьбе с большевизмом»? То есть слезать на берег силой? Проиграв войну в Крыму, начинать ее в Варне, Констанце или Константинополе? Кстати, подчинение Врангелю в тот момент – вещь весьма относительная. Кутепову еще придется напоминать о воинской дисциплине муштрой и гауптвахтой даже тем, кто уйдет в Галлиполи, а сколько до этого отсеются в беженцы (и сколько были беженцами с самого начала)?
Кроме того, Вы, возможно, не знаете, что была одна реальная попытка сопротивления благодетелям-союзникам – когда Донцов начинали перевозить на Лемнос. Это было на твердой земле, а не в море, это было после нескольких месяцев, за которые можно было как-то оправиться, а не сразу вслед за тяжелым поражением. У казаков было оружие, немного, но и противостоящие французские караулы были немногочисленными. Ну и чем дело кончилось? Правильно – ничем. Пошумели, даже постреляли вроде бы, успокоились и поехали себе на Лемнос. И наиболее вероятный вариант развития событий вслед за Вашим предположением – что всех поместили бы в лагеря (интернированных, беженские, называйте как хотите – все равно фактически концентрационные), имущество все равно забрали бы себе, условия содержания были бы намного хуже, и люди просто перемерли бы там от недоедания и эпидемий в течение нескольких месяцев.
А могли бы еще и в Совдепию отправить – разрозненная и деморализованная масса серьезного сопротивления не оказала бы. Ведь противодействие попыткам распыления и, извините, «репатриации» в 1921 году стало возможным именно потому, что Врангель сохранил организованные воинские контингенты и кое-как, но все же полупризнанный теми же французами «аппарат» – «Русский Совет».
Но Вы знаете, я уже просто устал всерьез обсуждать предложенный Вами вариант. Поэтому под конец – об ответственности Врангеля за «последний оплот “свободной” России и 300000 населения, доверившегося ему и принявшего его хозяйственные реформы, гарантом которых он был». Вы смешиваете два вопроса. Смысл всей летне-осенней кампании 1920 года как раз и заключался в том, что Врангель отстаивал этот последний оплот свободной (без кавычек) России, причем его стратегия была довольно уязвима и риск объяснялся, на мой взгляд, именно упорным стремлением к защите Крыма, Таврии и их населения. Применительно же к ноябрю вопрос нужно ставить не так.
Там речь уже шла о том, способна ли армия, только что потерпевшая тяжелое поражение, к дальнейшему сопротивлению? Это – вопрос личной оценки полководца. Полководец Слащов считал, что способна, полководец Кутепов «дал уклончивый ответ», полководец Врангель считал, что сейчас не способна, но может быть способна, если дать ей возможность передышки и переформирования. В Крыму такой возможности уже не было. Отсюда и следует все, что произошло далее. А после падения Перекопа и Юшуни говорить о «защите последнего оплота» не демагогия ли? Крым был все равно уже потерян, по слащовскому ли варианту действовать или по врангелевскому.

11.05.2006 00:05 В.Ж. Цветков
Поступил в продажу 8-й номер альманаха "Белая Гвардия". "Казачество России в Белом движении".

Rambler's Top100
Rambler's Top100
© Дизайн и разработка: Ю. Шилов, В. Неклюдов, 2004     © Проект студии Atropos
Если вам понравился наш сайт, HTML-код нашего банера вы можете взять здесь.