Русский Обще-Воинский Союз. 
Русская военная эмиграция. 1920-1940 гг.
На главную страницу.
Новости Обновления Публикации Персоналии Ссылки Фотоальбом Плакаты Гостевая

 
Антон Васильевич Туркул



1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133  134  135  136  137  138  139  140  141  142  143  144  145  146  147  148  149  150  151  152  153  154  155  156  157  158  159  160  161  162 

30.01.2006 16:38 Андрей Кручинин
Е. Петрову. Ну, во-первых, такой детерминизм мне кажется чрезмерным (с Власовым ситуация, по-моему, более сложная как раз потому, что он был изначально из несколько другого лагеря — антикоммунист, но и бывший советский генерал; это могло кого-то отталкивать, да и власовцами белоэмигранты воспринимались отнюдь не однозначно, — впрочем, здесь я не специалист, если ошибаюсь, К. М. Александров, надеюсь, поправит). Даже «в прошедшем времени», не касаясь вопроса о «никогда», можно поспорить. Какие монархические группы, с которыми не смогли договориться, представляли серьезную угрозу Белому Делу или хотя бы его целостности? Признание единого командования шло путями трудными, но в большинстве случаев увенчивалось успехом (Деникин и Келлер, Деникин и Краснов, Колчак и Семенов, Колчак как Верховный Правитель, наконец, Врангель как Главнокомандующий). Что касается «революционной демократии», то тут тоже нет «единого фронта», и если Чернов в итоге считает более необходимой борьбу против белых, причем всеми способами, то Мельгунов сотрудничает с белым подпольем, а Савинков убеждает «союзников» помогать белым правительствам (вопрос о глубине убеждений Савинкова — сам по себе спорен, но с определенным приближением его все-таки можно считать социалистом).
У большевиков же авторитет единого главы хотя и силен, но не абсолютен, партийная дисциплина шатается весь 1918 год, а «расправы» часто оборачиваются немалым риском для них самих. Никакие разногласия в лагере белых, насколько я знаю, не приводили к артиллерийской стрельбе в их столицах (как «лево-эсеровский мятеж» 1918 года, когда Советская власть висела на волоске) или к потере столь обширных и важных территорий, как весь Северный Кавказ в конце 1918-го (хотя Сорокина и застрелили), а примеры катастрофических последствий для белых (конец 1919 — начало 1920 года в Сибири) и «внутренних взрывов» относятся к периоду уже ПОСЛЕ неудач на «внешнем» фронте, то есть они не причина, а следствие военных поражений.
Еще раз повторю, что речь, мне кажется, идет у нас не о конкретных фактах, а о распространенной схеме, согласно которой белым каждое лыко в строку, а чудовищная безалаберность среди их противников представляется чем-то малозначительным. Мне кажется, это (даже не говорим о справедливости) просто исторически некорректно.

30.01.2006 15:52 Е.Петров
Г-ну Кручинину. Все это так, как Вы говорите. Я не об этом. Я хочу сказать, что в силу разных причин, Белые не могли (и не смогут наверное никогда) выставить единого вождя. (Это, в часности о реплике за признание Власова всеобщим вождем). Договориться же с другими частями антибольшевицкого движения (например с монархистами или представителями социалистических партий) – вообще утопия. Слишком разняться их взгляды на будущее России, сходясь только в общей ненависти к большевикам. Белое же движение – есть только часть всеобщего антикоммунистического движения в России. Но даже во имя победы над всеобщим врагом, им не договориться. Большевики же, напротив, имели (и имеют) и общего Главу (ЦК) и партийную дисциплину, и стратегию, жестоко расправляясь со всякими самостийниками, типа Сорокина или Миронова. Кроме того, заключая временные союзы (войска Махно, союз с левыми эсерами и анархистами), они, когда становилось возможно, с легкостью их разрывали, не делясь плодами победы, уничтожая вчерашних союзников. Эти качества заменияли им согласие, обеспечивая единство, и, в конце-концов привели ( и, возможно, еще приведут) к победе.

30.01.2006 15:15 Андрей Кручинин
Е. Петрову. Мне кажется, в рассуждениях, подобных Вашим, конфликты, неизбежные внутри каждого из лагерей (живые люди все-таки, тем более в такое поистине смутное время!) несколько гипертрофируются. Каждый такой случай нужно рассматривать отдельно, и тогда «роковой» характер многих из них покажется гораздо более спорным. Взаимоотношения Корнилова и Алексеева (а также Корнилова и Каледина, в меньшей степени — Алексеева и Каледина, а позже — Алексеева и Деникина) были и вправду весьма сложными и грозили губительными последствиями, но ведь они были преодолены и к «развалу Доброармии» «чуть было…», но все-таки не привели. А у их противников — борьба с «военной оппозицией» (так, кажется, она называлась) чем была хуже (или лучше, как кому угодно)? Из-за нее Советская власть в конце концов НЕ рухнула? Так и из-за конфликтов Корнилова с Алексеевым Добровольческая Армия в конце концов НЕ развалилась. Красные в конце концов выиграли войну? Но не лучше ли связывать конечную их победу с событиями, более по времени близкими (например, Орловско-Кромским сражением), чем с разногласиями Белых вождей в конце 1917 года?
Или как конфликт Колчака с Хорватом летом 1918 года отразился на финале борьбы? Там, в сущности, не было даже частного поражения. (Конечно, есть примеры конфликтов, имевших гораздо более серьезные последствия, не спорю). А вот борьба Красной Армии Северного Кавказа в 1918 году завершилась катастрофой не в последнюю очередь из-за внутренних разногласий в тамошних «высших сферах», однако почему-то «гибельные разногласия» принято считать чуть ли не типической чертой исключительно Белого движения.

30.01.2006 15:04 Деревянко
Кто-нибудь знает было ли официальное заявление главы Императорского Дома в.к. Владимира Кирилловича о поддержке Русских формирований в составе Вермахта. Каково вообще было Его отношение? А РПЦЗ?

30.01.2006 14:12 А.Фогель
Е.Петрову и К.Александрову. На одном из монархических сайтов я прочитал, что русские, выступающие против большевиков вместе с вермахтом, готовы были скорее даже пожертвовать русской государственностью, уничтожив мировое зло – коммунизм. Спорное утверждение, конечно.

Ответ: Да уж, более чем. Национал-социализм ни чем не лучше коммунистических идей. А для нашего народа вхождение в такое расовое государство много хуже. Однако не будем забывать о той роли, которую ген. Власов сыграл в спасении многих жизней советских военнопленных.

30.01.2006 13:53 Е.Петров
Уважаемый К.А.! Я уважаю Ваше мнение, но на сей раз не могу с ним полностью согласиться. Возможно, я не точно выразился, но я имел ввиду не русскую эмиграцию всех трех волн вообще, а прежде всего Белую. И не только применительно к ген. Власову. Давайте оставим ген. Деникина в стороне. Возмем, к примеру сторонников в.к. Николая Николаевича и сторонников в.к. Кирилла в течении 20-х годов. Их приверженцы большей частью были участниками Белого движения. Что же мы видим – взаимоисключающую борьбу этих начал за первенство. Возьмем еще ранее активную борьбу между каппелевцами и семеновцами на востоке страны в 20–21 гг. Вспомним еще ранее взаимоотношения адм. Колчака с тем же Семеновым и, ранее с ген. Хорватом и др. Те же вопросы. А нежелание согласовывать свои действия на сев.-зап. фронте г. Бал.-Авалова с приказами ген. Юденича и адм. Колчака? А взаимоотношения между Корниловым и Алексеевым, чуть было не приведшие к развалу Добрармии? А взаимоотношения между Деникиным и казачьими правительствами? И ранее с белым атаманом Красновым? Могу привести еще десятки примеров, когда личные устремления грозили разрушением всему зданию. Возможно я не прав, но говоря о белой эмиграции совсем нельзя рассматривать ее как цельное явление. В силу разных причин. Часть ее видели единственное средство сломить большевиков в интервенции. Часть – гордилось победами РККА над Вермахтом, как тот же Деникин.
Если же говорить о ген. Власове и близких к нему военных деятелях, то честно говоря, я не могу понять, на что могли они расчитывать в смысле русской государственности, выступая вместе с Германией против СССР. Ведь цели у них были разные. И даже в 1918 году Белые, провозгласив войну с Германией, и обладая реальным наследием Императорской армии и сочуствием населения, старались открыто не сталкиваться с германскими войсками. Так неужели же они теперь могли расчитывать на добровольный уход немцев с завоеванных территорий после разгрома большевиков?

Ответ: Уважаемый г-н Петров! Ваши слова отчасти подтверждают тезис о том, что антибольшевицкие силы не в состоянии договориться и выставить единого лидера. Но это было известно всегда и всем. Но ваши слова, к сожалению, не имеют ни какого отношения к статистике приверженцев или противников РОД в среде белых эмигрантов военного времени. Вы и г-н Александров, мне кажется, говорите несколько о разных вещах. С ув., С.Макаров

30.01.2006 13:10 Кирилл Александров
Е. Петрову. Вы ошибаетесь. Белая эмиграция и русская эмиграция – суть есть разные вещи. Русскими эмигрантами были и Керенский, и Двинов, и Аронсон, и ещё очень много людей, оказавшихся за пределами России, в том числе и случайно. Белыми эмигрантами называют либо участников Белого движения, либо их детей, наследовавших отцам, либо членов активных антикоммунистических организаций Русского Зарубежья. В большинстве своём белые эмигранты симпатизировали Власову и сожалели, что нацисты губят его мероприятия. Другое дело, что очень многие из белых, хотевших вступить в РОА в 1943–1944, не сумели этого сделать. Визит ген. Малышкина в июле 1943 в Париж вызвал взрыв восторга в русской военной, да и гражданской диаспоре.
Позиция ген. А.И. Деникина, как раз, была нетипичной, и, скорее, исключением, чем правилом. Да и Деникин сочувственно относился к воинам РОА, считая их «несчастными русскими людьми», а в 1946 жёстко протестовал против выдач власовцев в СССР союзным командованием. Несомненное большинство крупных белых воинов Русского Зарубежья поддержали ген. Власова (ген. Архангельский, Балабин, Головин, Лампе, Науменко, Туркул, Штейфон и др.), командиры многих воинских объединений (ген. Витковский, Зинкевич, Жданов) и др. Другое дело, что желание белых служить в РОА иногда было гораздо более сильным, чем желание власовцев их там видеть. Это сложная тема.

Ответ: Уважаемый Кирилл Александрович! Для нас отношение к ген. Власову, как к человеку способствовавшему вторжению Германии (к фашизму же отношение резко отрицательное) в Россию, всегда было неоднозначным. Трудный вопрос. И мы его старались обходить на страницах нашего сайта. Если бы Вы, так глубоко изучивший эту тему, прокомментировали (с этой позиции) свое отношение к нему и к русским воинским формированиям в составе Вермахта, мы были бы очень благодарны. Это помогло бы многим из нас обрести твердую точку зрения по-этому вопросу. С уважением, С.Макаров

30.01.2006 12:04 Е.Петров
По по-поводу слов СМЕРША что «основная масса белой эмиграции не признала Власова в качестве знамени и вождя». Грубо, но правда. Только не вся! Русская белая эмиграция, как ранее и силы, участвовавшие в белой вооруженной борьбе, так же как и нынешние наследники белой идеи в целом совершенно не способны безусловно объединиться вокруг какого-нибудь Имени и выработать общую наступательную доктрину.

30.01.2006 01:57 Кирилл Александров
СМЕРШу. Хотя я и не очень люблю тех, кто скрывает своё имя за ником (трусите?), тем более за таким, но всё-таки отвечу.
1. Вам «двойка» по истории Русского Зарубежья. В Сопротивлении участвовали от 300 до 450 русских эмигрантов (Вики Оболенская, Борис Вильде и др.). По разным оценкам от 2,5 тыс. до 3,8 тыс. эмигрантов были призваны в армии союзников, самые известные из них участники Белого движения это Г.Е. Чаплин и Г.Л. Артамонов. В Вермахте, союзных ему армиях, антисоветских формированиях служили около 20 тыс. русских эмигрантов.
И это не считая тех, кто вёл политическую деятельность на оккупированных территориях СССР или работал в органах самоуправления. Очень, очень многие подали рапорта об отправке на Восточный фронт, но их вернули и эти люди не входят в эти цифры. Ну, так и как насчёт «массы эмиграции»?
2. Казачьих генералов повесили не 17, а 16 января 1947.
3. По поводу А.А. Власова и пр. спорить с Вами бесполезно, и не собираюсь, но в фактах следует быть точным.
Ефимову С. Александр Александрович Якушев в 1927–1928 (после разоблачения «Треста») работал в Обществе взаимного кредита в Москве, потом рядовым экономистом в «Волгокаспийлес», затем 14 дек. 1929 был арестован и сидел в тюрьме по обвинению в связях с лидерами белой эмиграции. 5 апреля 1934 осужден Коллегией ОГПУ на 10 лет лишения свободы. С мая 1934 – в Соловецком лагере. 12 февраля 1937 умер в лагерном лазарете и похоронен на Кремлёвском кладбище Соловецкого лагеря. В СССР был реабилитирован 4 октября 1957.

30.01.2006 01:53 Кирилл Александров
Администраторам. Скорблю вместе с Вами, дорогие друзья, о смерти Василия Шпаковского. Ужасно. Очень. Что случилось?

Ответ: Увжаемый Кирилл Александрович! Спасибо за слова участия. Василий Иванович прожил долгую жизнь и был в преклонных летах. Не слышал, что бы он болел. Уже после Нового года, в десятых числах, он звонил Вячеславу и предложил для публикации в России дневники своего отца. Кто знает, может предчувствовал скорый уход? С уважением, С.Макаров

Rambler's Top100
Rambler's Top100
© Дизайн и разработка: Ю. Шилов, В. Неклюдов, 2004     © Проект студии Atropos
Если вам понравился наш сайт, HTML-код нашего банера вы можете взять здесь.