Русский Обще-Воинский Союз. 
Русская военная эмиграция. 1920-1940 гг.
На главную страницу.
Новости Обновления Публикации Персоналии Ссылки Фотоальбом Плакаты Гостевая

 
Aдъютант генерала Май-Маевского П.  В. Макаров

Aдъютант генерала Май-Маевского П. В. Макаров

В 1929 году ленинградское издательство «Прибой» десятитысячным тиражом издало книгу воспоминаний одного из участников Гражданской войны на юге России, бывшего командира партизанского отряда знаменитой Крымской повстанческой армии Павла Макарова.

Несмотря на то что Макаров был известен как лихой партизанский командир, его мемуары носили неожиданное название -- «Адъютант генерала Май-Маевского». В них рассказывалось о допартизанском периоде боевой биографии Макарова, когда молодой подпольщик волею судеб стал одним из первых советских разведчиков-нелегалов в глубоком белогвардейском тылу.

Однако случилось так, что книга Павла Макарова уже в начале 30-х годов стала библиографической редкостью. К тому времени и об авторе, и о его боевой судьбе, полной опасностей и невероятных приключений, стали забывать. Надо учесть и тот факт, что во второй половины 30-х годов само упоминание о том, что человек когда-то служил в белой армии, грозило в лучшем случае заключением, в худшем -- расстрелом. Поэтому только через 40 лет уже не отдельные люди, а сразу миллионы телезрителей в Советском Союзе впервые познакомились с некоторыми эпизодами боевой биографии одного из первых советских разведчиков: в 1969 году Центральное телевидение показало многосерийный телевизионный художественный фильм «Адъютант его превосходительства», снятый по мотивам книги воспоминаний Павла Макарова.

***

Павел Макаров, выходец из городской мещанской среды, никогда и не помышлял стать разведчиком-нелегалом, хотя военное дело знал не понаслышке: всю Первую мировую войну Макаров провел на Румынском фронте, на передовой, в окопах, дослужился до прапорщика. После лечения от тяжелого ранения и контузии получил отпуск, приехал к родителям, проживавшим в Севастополе, где его и застало сообщение об октябрьских событиях 1917 года в Петрограде и в Москве.

Свой политический выбор Макаров сделал осознанно: лозунги и дело большевиков ему, выходцу из социальных низов, были близки и понятны. Вот почему уже в январе 1918 года он вместе с братом Владимиром принимает активное участие в формировании первых красногвардейских отрядов в Крыму.

В конце весны 1918 года, во время одной из поездок в район боевых действий по заданию Севастопольского революционного штаба, Павел Макаров очутился в Мелитополе, который внезапно захватили части белой Добровольческой армии. Он попытался выбраться из города, однако на окраине был задержан конным белогвардейским патрулем.

Когда Макаров понял, что патрульные, посчитав его личность подозрительной, намереваются расстрелять задержанного на месте, он четко, по-военному, доложил начальнику патруля, что перед ним не просто беспорточный бродяга, а армейский капитан. Его тут же объявили мобилизованным в Добровольческую армию и приказали следовать в штаб. Макарову пришлось подчиниться.

***

В штабе белых Макарову стало известно, что он попал в полк, которым командовал один из самых известных командиров Добровольческой армии генерал-майор Дроздовский. Полк Дроздовского по праву считался самой боеспособной частью Добровольческой армии.

Военная слава пришла к дроздовцам в декабре 1917 года: тогда полуторатысячный отряд офицеров-добровольцев под командованием 36-летнего полковника Генерального штаба Михаила Гордеевича Дроздовского прошел с непрерывными боями путь более чем в 1200 километров из города Яссы через Украину в Ростов-на-Дону, где в конце мая 1918 года влился в состав Добровольческой армии, сформированной генералом Лавром Георгиевичем Корниловым.

Дроздовский полк всегда использовался командованием Добровольческой армии на самых опасных участках фронта, а его командир генерал-майор Дроздовский стал для подчиненных настоящим кумиром.

13 января 1919 года генерал Дроздовский скончался от тяжелого ранения, и его имя было присвоено полку, которым он командовал. А в июне 1919-го, после взятия Харькова, полк был преобразован в одноименную дивизию.

Одним из первых в Добровольческой армии дроздовцам была пожалована особая военная форма, всех участников перехода из Ясс на Дон наградили специальной медалью, а офицеров дивизии -- памятным знаком.

Понимая, что в условиях разгорающейся Гражданской войны из расположения дроздовцев так просто уйти не удастся, Павел Макаров принимает решение остаться у белых и выведать как можно больше военных сведений о Добровольческой армии. Так благодаря стечению обстоятельств и по собственной воле Павел Макаров стал советским разведчиком-нелегалом.

***

Приняв решение внедриться в Добровольческую армию с целью долговременной разведки, Павел Макаров начинает предпринимать для этого конкретные шаги. Так, чтобы освободиться от строевой службы (ну какие секреты можно узнать на передовой?), он сообщил своим новым командирам о том, что недавно перенес тяжелое ранение и контузию. Однако, как оказалось, этим фактом вояк-дроздовцев удивить нельзя: большая часть бойцов в офицерском полку также были не единожды ранены.

Тогда Макаров пошел с «козырной карты»: в разговоре с одним из штабных офицеров он ненавязчиво, как бы вскользь, упомянул о том, что на Румынском фронте занимался шифровальной работой (и это было правдой). Эта информация была незамедлительно доведена до сведения самого Дроздовского, который вскоре вызвал Макарова для ознакомительной беседы. По всей видимости, результатами беседы командующий остался доволен, и некоторое время спустя Макаров был прикомандирован к штабу полка, который вскоре был преобразован в дивизию, ставшую одной из самых боеспособных частей Добровольческой армии.

Вскоре после этих событий генерал-майор Дроздовский был тяжело ранен в бою, и у дивизии появился новый командир -- 52-летний генерал-лейтенант Владимир Зенонович Май-Маевский. Именно Май-Маевскому предстояло стать одним из основных действующих лиц в полной опасности жизни советского разведчика Павла Макарова.

***

Генерал Май-Маевский был известным военачальником в русской армии: командуя гвардейским корпусом, он умело и храбро воевал в Первую мировую, за боевые заслуги был награжден Золотым оружием и офицерскими Георгиевскими крестами 3-й и 4-й степени, а также удостоен орденов Святой Анны, Святого Владимира и Станислава первой степени.

По своим политическим взглядам генерал Май-Маевский был убежденным монархистом, отличался прямолинейным характером, органически не переносил интриганов. Однако, несмотря на боевую репутацию генерала, личный состав Дроздовской дивизии принял Май-Маевского довольно холодно: ветераны части были душой и телом преданы прежнему командиру -- генералу Дроздовскому, который в тяжелейших условиях зимы 1918 года сумел практически без потерь провести тогда еще полк через ожесточенные бои с частями Красной Армии на соединение с «добровольцами».

В сложившейся ситуации, когда Май-Маевский, чувствуя неприязненное отношение к себе офицеров-дроздовцев, стал опираться на более лояльных к нему офицеров-новичков, Павел Макаров сделал все, чтобы стать необходимым для нового командира дивизии. Сутками не покидая своего рабочего места в штабе, перерабатывая буквально горы текущих документов, подготавливая лаконичные и в то же время емкие оперативные донесения, он довольно быстро обратил на себя внимание генерала.

Май-Маевский постепенно проникся доверием к старательному штабисту, заинтересованно расспрашивал его о военной судьбе, сочувствовал ранению и контузии, интересовался происхождением и семьей. Желая произвести соответствующее впечатление, Макаров представился сыном бывшего начальника Сызранско-Вяземской железной дороги и как бы невзначай сообщил, что его семье принадлежит богатое имение в Рязанской губернии (этот район был в глубоком советском тылу, и возможность проверки деникинской контрразведкой сообщенных им сведений была практически равной нулю).

Май-Маевский стал все чаще давать Макарову личные поручения, которые тот неизменно выполнял быстро и четко, вызывая генеральское одобрение. В конечном итоге все закончилось тем, что Май-Маевский предложил Макарову стать его личным адъютантом. В ответ Павел Васильевич заявил, что не может принять столь лестное для него предложение, так как в дивизии есть немало заслуженных офицеров-дроздовцев. Эти слова только усилили желание Май-Маевского видеть своим помощником именно капитана Макарова, что и было зафиксировано в специальном приказе по дивизии. Вскоре Май-Маевский стал командиром корпуса, а через некоторое время генерал Антон Иванович Деникин, ставший к тому времени главнокомандующим Вооруженными силами юга России, назначил Май-Маевского командующим армией. Так большевик Павел Макаров стал «адъютантом его превосходительства».

***

Скоро Макаров почувствовал резко настороженное отношение к себе со стороны начальника личного конвоя Май-Маевского князя Мурата.

Генерал Мурат хотя и не подчинялся напрямую адъютанту командующего, однако все распоряжения и приказания Май-Маевского получал именно через него. Это обстоятельство вызывало у Мурата неприязнь: чувствовалось, что он не может примириться с мыслью, что недавний офицер-окопник более влиятелен, нежели он, родовитый князь.

Понимая, что Мурат становится очень опасным для него, Макаров предпринял ответные шаги. Будучи хорошо осведомленным о том, что начальник конвоя командующего проявляет крайнюю жестокость по отношению к подозреваемым в пособничестве большевикам и нередко грубо вмешивается в дела местных гражданских властей, Павел Васильевич при каждом удобном случае как бы невзначай стал упоминать при докладах Май-Маевскому о том, что так называемая репрессивно-административная деятельность генерала Мурата наносит несомненный вред белому движению, восстанавливает против него местное население и гражданские власти. Скоро Макаров почувствовал, что отношение командующего к начальнику его личного конвоя изменилось к худшему, и, когда после очередной порции критических замечаний в адрес Мурата Май-Маевский задался вопросом о его замене, предложил на место начальника конвоя своего знакомого по службе -- князя Адамова, боевого офицера и порядочного человека.

Вскоре князь Мурат был освобожден от должности и направлен на передовую, а князь Адамов стал начальником конвоя генерала. В результате этой многоходовой комбинации Макаров избавился от реальной опасности и прибрел в лице Адамова искренне преданного себе человека, который в дальнейшем, сам того не подозревая, весьма помогал Макарову, по дружбе сообщая последнему самую разнообразную информацию.

Кроме князя Мурата Павел Макаров сумел таким же способом убрать из окружения Май-Маевского еще двух опасных для него офицеров и заменить их людьми, которым доверял.

***

Положение адъютанта командующего армией открывало Макарову доступ к самой секретной информации как Добровольческой армии, так и всего белого движения на юге России. Однако эта информация лежала мертвым грузом, так как у Павла Васильевича не было никакой связи ни с большевистским подпольем, ни с командованием Красной Армии.

И Макаров решился на отчаянный шаг: выпросив у Май-Маевского краткосрочный отпуск якобы для свидания с заболевшей матерью, он, несмотря на смертельный риск, направился из Харькова в Севастополь, где многие знали его в лицо еще как члена Севастопольского революционного штаба.

Прибыв в Севастополь, Макаров обратился к брату Владимиру. Тот был членом большевистского подполья и предложил Павлу такой план действий: он переедет в Харьков, где располагается штаб Добровольческой армии, наладит связь с местным подпольем и через него организует для брата надежную цепочку связных.

Вернувшись в Харьков, Павел Макаров вновь приступил к исполнению обязанностей адъютанта Май-Маевского, а Владимир начал искать подпольщиков. Однако большая их часть была уничтожена деникинской контрразведкой.

В сложившейся ситуации Павел Макаров решил устроить брата в штаб. Май-Маевский, полностью доверявший своему адъютанту, сразу же распорядился зачислить младшего Макарова своим ординарцем.

Хотя Владимиру Макарову вскоре удалось наладить связь с командованием Красной Армии, в условиях Гражданской войны, когда обстановка на фронте менялась едва ли не ежесуточно, цепочка связных работала с большими перебоями. Добытые с большим риском документы удавалось переправлять лишь иногда, к тому же сведения, ждавшие отправки за линию фронта, успевали устареть. Братья Макаровы решили более глубоко внедриться в штаб Добровольческой армии с целью дезорганизации его работы.

Продолжение следует..
Rambler's Top100
Rambler's Top100
© Дизайн и разработка: Ю. Шилов, В. Неклюдов, 2004     © Проект студии Atropos
Если вам понравился наш сайт, HTML-код нашего банера вы можете взять здесь.