Русский Обще-Воинский Союз. 
Русская военная эмиграция. 1920-1940 гг.
На главную страницу.
Новости Обновления Публикации Персоналии Ссылки Фотоальбом Плакаты Гостевая

 
Александров С. А. Политическая история Зарубежной России (1)

Александров С. А. Политическая история Зарубежной России (1)

Предисловие

Возникновение Зарубежной России – уникальное явление, вызванное конфликтом с политическим режимом Советской России. После октябрьских событий 1917-го года люди опасались преследований на родине за содержание своей политической деятельности или за участие в открытой борьбе с властью, а то и за неприятие на обиходном уровне вновь формируемых общественных отношений. Расставание с родиной было для эмигрантов вынужденной мерой, чтобы остаться самими собой.
Политическая история Зарубежья – это история поиска русской эмиграцией путей развития России и воплощения их в реальность, это прогнозы и мечты о возвращении в иную, возрождённую Россию.
Понятие «Зарубежная Россия» отражает существование за границей как бы второй («малой») России, так как в эмиграции оказался весь политический, научный, культурный, военный и социальный спектр российского государства. Можно сказать, что Зарубежная Россия это бестерриториальное государственное образование российских подданных. Существование эмиграции в этом статусе требовало создания государственных институтов, образовательных и академических учреждений, театральных и музыкальных обществ, технических, юридических структур, и, конечно, политических партий. Эмиграция не была однородной. Разные социальные группы, личности, организации и политические партии соперничали и даже враждовали между собой. Но основные противоречия возникали по одному, общему для всех вопросу: какова перспектива России и способ её избавления от большевизма.
Вне зависимости от принадлежности к политическим партиям русская эмиграция – при всём многообразии её группировок – стала явлением политическим, антисоветским, антибольшевистским по своей сущности. Наиболее откровенные эмигрантские идеологи при всяком удобном случае старались напомнить о том политическом значении, которое имел сам факт пребывания в эмиграции: «Самое наше существование за рубежом России, с сохранением нашего состояния русских, не принявших чужого подданства уже есть политическое действие. Поэтому всякий из нас, хотя бы он не принимал участия в непосредственных политических актах, одним пребыванием в состоянии эмигранта уже утверждает свою политическую сущность. В таких условиях призыв к аполитичности просто противоречит объективно существующим фактам».


Возникновение зарубежной России
Причины и основные этапы русской эмиграции
Установление политической диктатуры в России

В ночь со второго на третье марта 1917-го годароссийский император Николай Второйотрекся от престола в пользу брата, великого князя Михаила Александровича . В момент отречения император поручил формирование нового правительства князю Георгию Евгеньевичу Львову . Главной задачейнового (Временного) правительства было проведение Учредительного Собрания, на основе «всеобщего, равного, тайного и прямого голосования, которое установит форму правления и конституцию страны, передаст власть новому, демократически избранному правительству России» . Идея народоправства и созыва Учредительного Собрания легла в основу государственного сознания большинства представителей народа и армии после Февральской революции. В присяге, приносимой министрами Временного правительства при вступлении в должность, говорилось: «Клянусь принять все меры для созыва Учредительного Собрания, передать в его руки полноту власти»
Не только все левые партии (включая большевиков, не посмевших сразу открыто выступить против), но и либералыв лице кадетов , а также умеренно правые, в том числе октябристы , признали созыв Учредительного Собрания единственно возможным и законным решением для определения государственного устройства России.
Великий князь Михаил Александрович, после передачи ему наследственных полномочий императором Николаем Вторым не отрекся, а лишь отказался «…от восприятия Верховной власти впредь до установления в Учредительном Собрании образа правления и новых Основных Законов Государства Российского». В подтверждение этих слов напомним текст его манифеста, подписанный 3 марта 1917-го года: «Тяжёлое бремя возложено на Меня волею Брата Моего, передавшего Мне Императорский Всероссийский Престол в годину беспримерной войны и волнений народных…. принял Я твёрдое решение в том лишь случае воспринять верховную власть, если такова будет воля великого народа нашего, которому надлежит всенародным голосованием через представителей своих в Учредительном Собрании установить образ правления… Посему,… прошу всех граждан Державы Российской подчиниться Временному Правительству, по почину Государственной Думы возникшему и облечённому всею полнотою власти, впредь до того, как … Учредительное Собрание своим решением об образе правления выразит волю народа». Первоочередной задачей Временного правительства была подготовка выборов в Учредительное Собрание. 13(26) марта 1917 года было опубликовано «Положение об Особом Совещании», которое должно было подготовить новый избирательный закон.25 мая(7 июня) председатель Временного правительства князь Г.Е.Львов открыл первое заседание Особого Совещания, собравшегося в Мариинском дворце. Председателем Особого Совещания стал Федор Федорович Кокошкин (кадет, депутат Государственной Думы первого созыва). К работе в Совещании были привлечены представители Совета рабочих и солдатских депутатов, Всероссийского Совета крестьянских депутатов, а также всех партий Государственной Думы, начиная с октябристов и заканчивая большевиками.
Кроме того, в работе Особого Совещания приняли участие представители кооперативных организаций, Лиги равноправия женщин, члены украинских, белорусских, грузинских, латышских, татарских, еврейских и многих других национальных партий и организаций. Армия была представлена делегатами от каждого фронта, а также от Черноморского и Балтийского флотов.
Избирательный закон, выработанный Особым Совещанием летом 1917 года, устанавливал пропорциональную систему голосования (по списку), а также мажоритарнуюсистему для казачьих войск и во флоте. Вводилось избирательное право с 20-ти летнего возраста (для солдат ценз был снижен до 18 лет), допускалось участие в выборах членов императорской фамилии . Закон формировал парламентскую структуру власти в России, оставляя открытым вопрос: будет ли она республикой или конституционной монархией?
Временное правительство, возглавленное Александром Федоровичем Керенским , перенесло объявленные сроки выборов исозыв Учредительного Собрания с сентября на ноябрь 1917 года. Это оказалось роковым для страны.
Политическая диктатура в России началась с создания 26 октября на Втором всероссийском съезде Советов правительства, состоящего только из большевиков. Накануне, 25 октября 1917-го года отряды «красной гвардии», исполнявшие волю руководства большевистской партии, арестовали Временное правительство. Следует учитывать, что никто к этому моменту не отменял статью 108 Уложения об уголовных преступлениях «О вооруженном мятеже с целью свержения законной власти». Система «Советов» и их съезд не являлись легитимными органами власти. Соответственно, сформированные по решению съезда высшие органы власти – Совет народных комиссаров (СНК) и Всероссийский центральный исполнительный комитет (ВЦИК) – не могут рассматриваться как законные.
Выразив протест акту свержения Временного правительства, представители эсерови меньшевиков отказались присутствовать на заседании избранного съездом Всероссийского центрального исполнительного комитета. Таким образом, новое правительство признали только большевики, левые эсерыи несколько делегатов от мелких группировок, поддержавших переворот.
В декларации, произнесенной на Втором съезде Советов, председатель СНК Ленин и другие большевики на словах поддерживали лозунг о созыве Учредительного Собрания. Более того, поводом для ареста Временного правительства указывается перенос сроков выборов. Но и после октябрьских событий Ленин, опасаясь выборов, пишет проект декретао праве выборщиков отзывать своих депутатов из Учредительного собрания. Кроме того, 22 ноября 1917-го года председатель СНК подписал декрет, полностью ликвидировавший всю систему российского права. Первым пунктом этого декрета были распущены все суды, вплоть до высшей кассационной инстанции – Сената. Были упразднены все должности, связанные с судопроизводством: прокуроров, адвокатов, и мировых судей.
13 декабря Ленин публикует свои «Тезисы об Учредительном Собрании». В них он окончательно формулирует свою точку зрения о непризнании народного представительства: «Всякая попытка, прямая или косвенная, рассматривать вопрос об Учредительном Собрании с формальной, юридической стороны …. является изменой делу пролетариата». Здесь же Ленин точно определяет судьбу Учредительного Собрания,если оно не подчинится воле большевистской партии: «Учредительное собрание, если бы оно разошлось с советской властью, было бы неминуемо осуждено на политическую смерть». В декабре 1917-го года проходят выборы в Учредительное Собрание. Из 707 избранных депутатов 175 составляли большевики, 370 – эсеры, 40 – левые эсеры, 15 – меньшевики, 17 – кадеты, более 80 – «разные» .
Выборы показали, что большинство населения России не разделяло ни большевистской программы, ни доктрины. Демократический акт передачи власти всенародно и законно избранному Учредительному Собранию означал передачу власти в руки эсеровского правительства, получившего подавляющее количество (58%) голосов. Большевикам и разделившим с ними власть советовлевым эсерам угрожала ответственность за октябрьский переворот перед парламентским большинством страны. Эта угроза заставила большевиков, которые стояли ранее за сохранение конституционной легальности, пересмотреть свои позиции. 29 ноября Н.И.Бухаринвнес предложение: большевистские делегаты и их сторонники должны изгнать из Учредительного Собрания всех «правых» депутатов и объявить, по образцу якобинцев, «левое» крыло Собрания «революционным конвентом».
По первоначальному плану открытие Учредительного Собрания должно было состояться 12 декабря 1917-гогода. Ленин и его сторонники стремились всячески оттянуть его созыв и решили повторить октябрьскую тактику, приурочив созыв Учредительного Собрания к Третьему съезду Советов. Лидеры левых эсеров М.А.Спиридонова и М.А.Натансонтак же заявили, что никогда не было ничего лучше Советов и что не надо колебаться в вопросе роспуска Учредительного Собрания.
В то же время, рабочие демонстрации в Петрограде приветствовали Учредительное Собрание, не позволяли Ленину запретить его созыв. После многочисленных протестов общественности Совнарком вынужден был назначить открытие Собрания на 5 января 1918-го года.
Тактика разгонаУчредительного Собрания основывалась на большевистском понимании основных положений демократии. К открытию Собрания большевики подготовили «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа», повторяющую резолюции съезда Советов по аграрной реформе, рабочему контролю и миру. Один из пунктов «Декларации», зачитанной Я.М.Свердловым , гласил: «Учредительное Собрание считает, что его задачи исчерпываются установлением коренных оснований социалистического переустройства общества».«Декларация» не требовала от Учредительного собрания ничего иного, как самоотречения, полной капитуляции перед Совнаркомом. Собранию предлагалось принять, что оно «считало бы в корне неправильным, даже с формальной точки зрения, противопоставлять себя Советской власти». И далее: «По существу же Учредительное Собрание полагает, …. что власть должна принадлежать целиком и исключительно …. Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов». Матросы и подобранные Урицкимкрасногвардейцы, сидящие на хорах и в зале, угрожая оружием, пытались остановить на этом первое заседание Учредительного Собрания. Но эсеры, обходя вопрос «Декларации» поставленный Я. М. Свердловым, предложили выбрать президиум. Большинством голосов (244 против 153) председателем был избран эсер В.М.Чернов , а не М.А.Спиридонова, поддерживаемая большевиками. Противостояние усилилось, когдаУчредительное Собрание отменило октябрьские декреты принятые и ратифицированные
через два часа после ареста Временного правительстваВторым съездом Советов. Кроме того, от имени большинства В. Чернов противопоставил ленинской «Декларации» готовность Учредительного Собрания передать все основные решения на проверочное всеобщее голосование народа, на плебисцит. Он заявил: «При таких условиях всякий, кто против него (плебисцита), тот стремится к захвату власти, к деспотической опеке над народом». Когда Собрание перешло к вопросам о войне и мире, о земле и о форме правления большевики и левые эсеры, поняв, что решения Учредительного Собрания по этим вопросам могут в глазах народа аннулировать всю деятельность Совнаркома, ушли на фракционное совещание. После совещания на трибуну поднялся левый эсер Штейнберг—«народный комиссар юстиции» и объявил, что левые эсеры и большевики уходят из Учредительного Собрания. На открывшемся вслед за этим заседании СНК большевики потребовали немедленного роспуска Учредительного Собрания. ВЦИК также высказался за роспуск.
Как при октябрьском перевороте, так и при разгоне Учредительного Собрания, Ленин опирался на те бунтарско – анархические элементы, которые, будучи в принципе против всякой государственной власти, особенно враждебно были настроены к Учредительному Собранию, явно несшему в себе основы государственности и правопорядка. К этим анархическим элементам принадлежал матросский отряд Железнякова, которому Урицкий поручил разогнать Учредительное Собрание.6 (19) января акт разгона состоялся. Верные большевикам войска открыли огонь по протестовавшим демонстрантам. Опыт парламентской демократии в России закончился.
Учитывая сложность ситуации, большевики в кратчайшие сроки сформировали политическую полицию – ВЧК (7 декабря 1917г.), Красную Армию (28 января 1918г.), создали особый метод управления, назвав его «военным коммунизмом». Годы «военного коммунизма» стали периодом установления политической диктатуры, подчинения большевикам созданных в течение 1917-го года независимых институтов (Советы, завкомы, профсоюзы), уничтожения небольшевистских партий.
В конституции, принятой 10 июля 1918 года в статье №23 было записано: «Руководствуясь интересами всего рабочего класса, РСФСР лишает отдельных граждан и социальные группы прав, которые они могут использовать в ущерб социалистической революции». Это положение узаконивало политический произвол властей. Конституция создавала категорию отверженных – «лишенцев», не имеющих права голосовать и быть избранными. В эту категорию попадали люди, ставшие объектом подозрений ВЧК: дворяне, священники, бывшая буржуазия.
Такие события как арест Временного правительства, разгон Учредительного собрания, насилие над всенародно избранными депутатами и политическими партиями послужили основанием для всех тех, кто не хотел примириться с большевиками, бороться с ними силой оружия либо покинуть Россию. Политическая диктатура большевиков навязала стране Гражданскую войну, ужас и насилия которой гнали представителей различных классов, сословий, положений и политических партий за границу. Так называемая «мирная эмиграция», то есть буржуазные специалисты, деятели культуры, искусства, науки и политики стремились за пределы своей «кровью умытой» Родины.

Гражданская война и красный террор

После захвата власти диктатура партии является официальной политикой большевиков. На 10-м съезде РКП (б) Л. Д. Троцкий заявляет: «Если мы будем так ставить вопрос, что рабочая демократия есть нечто безусловное, стоящее над всем остальным, то тогда … мы выступаем против этого. Почему? Да по причинам основным – удержания диктатуры партии».Большевистское понимание основных положений демократии требует особого внимания. Ещё долгое время после разгона Учредительного Собрания большевики доказывали, что они не являются узурпаторами власти: «Много говорят про Учредительное собрание… Что такое вообще всеобщее, прямое, равное и тайное голосование? Это есть только опрос, перекличка… Власть есть инструмент, при помощи которого известный класс утверждает своё господство. Либо этот инструмент служит рабочему классу, либо он служит против рабочего класса, тут не до выбора… Ведь не может быть, чтобы винтовка или пушка служили одновременно и одной армии и другой». Тем, кто решил отстаивать свои представления о демократии, оставаясьв России,оставалось одно – физическое уничтожение. 26-го июня 1918-го года Ленин телеграфирует в Петроград Г. Е. Зиновьеву: «…сегодня мы услыхали в ЦК, что в Питере рабочие хотели ответить на убийство Володарскогомассовым террором и что Вы … удержали. Протестую решительно! Мы компрометируем себя: грозим даже в резолюциях Совдепа массовым террором, а когда до дела, тормозим революционную инициативу масс, вполне правильную. Это не-воз-мож-
но! Надо поощрять энергию и массовость террора против контрреволюционеров».7-го июля 1918-го года Ленин телеграфировал Сталину: «У нас заложниками сотни левых эсеров. Повсюду необходимо подавить беспощадно этих жалких и истерических авантюристов, ставших орудием в руках контрреволюционеров … будьте беспощадны против левых эсеров и извещайте чаще».
За годы Гражданской войны численность ВЧК увеличилась с 1 тысячи человек в апреле 1918-го года до 233 тысяч весной 1921-го года. Декрет от 6-го июня 1918-го года восстановил смертную казнь. Казни
приобрели массовый характер после покушения на Ленина и Урицкого 30-го августа 1918-го года. Начался «красный террор».
9-го июля 1919-го года ЦК большевиков призвал разоблачать и арестовывать кадетов (объявленных ещё 28 ноября 1917-го года «врагами народа»), меньшевиков и эсеров. Левые эсеры, поддерживавшие большевиков до марта 1918-го года,разошлись с ними по двум пунктам: террору, возведенному в ранг официальной политики и Брест – Литовскому договору. Это расхождение привело к расколу левоэсеровского движения. Большинство членовпартии перешло к большевикам, многие начали работать в ВЧК. Другая часть левых эсеров, не принявшая большевистскую политику была сослана, 26 левоэсеровских руководителя были расстреляны. Остальные эсеры объявили себя непримиримыми врагами большевиков, большая часть эмигрировала вместе с лидерами Авксентьевым и Зензиновым. Меньшевики, объединившись вокруг своих руководителей, Дана и Мартова, попытались организоваться в легальную оппозицию. Но аресты и запреты меньшевистских газет продолжались до марта 1921-го года, когда большевики предприняли последнее наступление: было произведено 2 тысячи арестов, в том числе арестованы все члены ЦК партии меньшевиков. Десяти членам ЦК было разрешено выехать за границу, где уже находился лидер партии – Мартов, остальные были сосланы в Сибирь.
С анархистами, которые вместе с левыми эсерами некоторое время поддерживали большевиков, поступили как с уголовниками. В апреле 1918-го года в Москве и Петрограде отрядами ВЧК около 40 анархистов было убито, около 500 арестовано.
ВЧК провела две карательные меры, ранее в России не применявшиеся: взятие заложников и создание трудовых лагерей (приказ Л. Д. Троцкого от 4 июня 1918г.). Совнарком одобрил создание лагерей и признал, что «необходимо обезопасить Советскую Республику от классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях». Правительство большевиков своим декретом от 15 –го апреля 1919-го годаодобрило эту структуру, в которой детально были разработаны условия принудительной работы в лагерях, находящихся в ведении НКВД (туда направлялись уже осужденные трибуналом арестанты). Другие лагеря были в ведении ВЧК – там находились «потенциальные классовые враги», «чуждые элементы», «паразиты», арестованные на всякий случай в административном порядке. Политическая палитра противостоявшего большевикам лагеря отличалась многоцветием. Против политики большевиков выступали кадеты, правые эсеры, меньшевики, националисты, анархисты и монархисты. Однако наиболее организованные формы борьбы антибольшевистские силы обрели в Белом движении, в основе которого была Добровольческая армия, ведущая отсчет с 2(15) ноября 1917-го года. Организовал и возглавил борьбу добровольцев генерал М. В. Алексеев, бывший Верховный главнокомандующий Временного правительства.
В ходе Гражданской войны последним главнокомандующим Русской Армии (Белого движения) стал генерал-лейтенант барон Петр Николаевич Врангель, получивший по решению Правительствующего Сената звание Правителя Юга России. Войска и административный аппарат Врангеля были вынуждены в ноябре 1920-го года оставить Крым – последнюю подконтрольную им территорию, и уйти за пределы России.
Кроме того, в эмиграции оказались бывшие российскиепленные Мировой войны, а так же русские военные части, воевавшие на Салоникском фронте и в составе экспедиционного французского корпуса, не вернувшиеся в Россию из-за революции.

Основные этапы Русской эмиграции

Современный исследовательназывает шесть этапов эмиграции, которая с 1919-го года приняла массовый характер.
Первый этап был связан с уходом германских войск с территории Украины в январе-марте 1919-го года (генерал А. И.Деникин установил контроль над большей частью Украины, сломил сопротивление Петлюры, предводителя Украинской Директории, которая захватила власть после ухода немцев, начал наступление на Москву, но вынужден был отступить).
Второй этапсвязан с эвакуацией французских войск с юга России в марте 1919-го года (иностранные войска возвращались домой, так как победа большевиков не вызывала сомнений. Французы начали эвакуацию из Одессы после восстания, поднятого 6-го апреля в их частях).
Третий этап – с уходом из Северной области России англо- американских войск в феврале 1920-го года (Англичане оставили Архангельск).
Четвертый этап – с эвакуацией Вооруженных Сил Юга России генерал-лейтенанта А. И. Деникина из Новороссийска в феврале 1920-го года.
Пятый этап – с уходом Русской Армии генерал-лейтенанта П. Н. Врангеля из Крыма в ноябре 1920-го года.
Шестой этап связан с поражением войск адмирала А. В. Колчака и эвакуацией японской армии из Приморья в 1920–1921-х годах.
Хронологические рамки первого и последнего этапов требуют уточнения. Первая волна военной эмиграции появляется за границей уже в 1918-м году. Это в основном офицеры Российской императорской армии, не принимавшие (или принимавшие, но крайне незначительный отрезок времени) участия в Гражданской войне, а также чиновники и члены их семей. Помимо военных, находившихся на службе и не вернувшихся в Россию после Февральской революции, за границей оказалисьроссийские военнопленные Мировой войны.
Кроме военнослужащих эмиграцию первого этапа составили представители дипломатического корпуса и аристократии. 26 ноября (9 декабря) 1917-го года был подписан приказ Наркоминдела об увольнении послов, посланников и членов посольств, которые не дали согласия работать под руководством Советской власти. Среди них оказались посол в Англии К.Д.Набоков, посол в Японии В.Н.Крупенский, посол в Италии М.Н.Гирс, посланник в Китае Н.А.Кудашев и многие другие.
Возвращаясь к хронологии последнего этапа, следует отметить, что насильственная эмиграция (высылка) продолжалась и после 1921-го года. В 1922-м году большевики выслали более 150 известных деятелей культуры и науки, в том числе Н.А.Бердяева, Б.П.Вышеславцева, А.И.Ильина, Н.О.Лосского, Ф.А.Степуна, С.Л.Франка, Л.П.Карсавина. Зарубежную Россию составили не только беженцы. Более восьми миллионов человек русского населения проживало на территориях России, включенных в состав Польши, Румынии, Чехословакии, Латвии, Эстонии и Литвы. Особо следует отметить Маньчжурию, где еще до революции имелось около 200 тысяч человек русского оседлого населения, связанного с эксплуатацией Китайско-восточной железной дороги.
Вышеуказанные россияне стали эмигрантами, не покидая территорию бывшей Российской Империи.


Географические, правовые и экономические особенности расселения
Направления расселения и численность русской эмиграции

Эмиграция первой волны первоначально была направлена в соседние с Россией страны – Литву, Латвию, Эстонию, Финляндию, Польшу, Турцию и Китай. Это объяснялось ожиданием скорого возвращения на родину. Позднее эти несбывшиесянадежды заставили многих русских эмигрантов податься в более далекие страны – Германию, Францию, Бельгию, на Балканы, в Чехословакию, и еще дальше – в США, Канаду, Южную Америку, Австралию, Индию, Африку и даже в Новую Зеландию. Уже в 20-е годы была заметна некоторая дифференциация расселения русских эмигрантов «первой волны»: военные сосредоточивались главным образом на Балканах, Дальнем Востоке и в Чехословакии, дворяне и интеллигенция – во Франции, предприниматели – в США. «Перевалочным пунктом» для одних был Берлин (там ждали «окончательной визы»), для других – Константинополь.
Русская эмиграция могла бы быть значительно большей, но пограничные с Россией страны (особенно скандинавские) высылали беженцев в Советскую Россию и заслонялись кордоном, который удавалось преодолеть лишь немногим. Это привело кпоявлению нелегальных эмигрантов, поэтому точная статистика эмиграции невозможна.
Не только гражданские беженцы составляли зарубежную Россию. Наиболее крупный контингент, ведущий традицию от первого ядра белых добровольцев, прибыл из Крыма в Константинополь в ноябре 1920-го года. Россию в те дни покинуло примерно 70 тысяч военных. С ними эвакуировалось около 80 тысяч гражданских лиц.
Личный состав Русской Армии, состоявшей из трёх корпусов, был размещен на территории бывшей Османской империи, в районах, контролируемых войсками союзников. 1-й Армейский корпус генерал-
лейтенанта А.П.Кутепова на Галлиполийском полуострове. Донской
корпус генерал-лейтенанта Ф.Ф.Абрамова и Кубанский корпус генерал-лейтенанта В.Г.Науменко – на острове Лемнос и на континенте – в Чаталджи, в 50-ти километрах от Константинополя. Военно-морская эскадра под командой контр-адмирала М.А.Беренса и вице-адмирала М.А.Кедрова отправлена в Северную Африку на базу союзников в Бизерте.
В силу многих обстоятельств, о которых будет сказано ниже, лагеря Галлиполи, Лемнос, Чаталджа и Бизерта не стали плацдармом для возобновления борьбы с большевиками. Основной контингент Русской Армии был перемещен в славянские страны Балканского полуострова до конца 1921-го года.
Точную численность первой волны русской эмиграции установить довольно сложно, так как не велось повсеместного учета людей ни во время отъездаиз России, ни после. Первоначально, в январе-марте 1920-го года, британские оккупационные власти в Константинополе организовали регистрацию прибывающих беженцев из России, система которой была далека от совершенства. Уже в мае решением Центрального объединённого комитета российских общественных организаций было создано Главное справочное бюро, проводившее повторную регистрацию эмигрантов, но в октябре 1921-го года оно было закрыто из-за отсутствия средств. В декабре 1920-го года мировую и русскую эмигрантскую печать обошли сообщения о первой попытке подсчёта численности эмигрантов из России, предпринятой Американским Красным Крестом на основании сообщений государственных и общественных организаций. К концу 1920-го года число бывших российских граждан было определено в 2 миллиона 92 тысячи человек.Около четверти из них принадлежали к Белым Армиям, ушедшим в эмиграцию в разное время и с разных фронтов.
По некоторым другим данным, число русских, покинувших Россию в 1918 – 1922 годы составило примерно 1,5 – 2 миллиона человек. Если учитывать и дореволюционных русских эмигрантов, а также жителей территорий, отошедших к «лимитрофным»государствам, то за пределами Советской России всего оказалось около 10 миллионов Россиян.

Миграционная политика принимающих держав

Константинополь, куда в ноябре 1920-го года прибыл основной контингент Русской Армии Врангеля, был оккупирован войсками Антанты. Оккупационные власти отнеслись к эмигрантам как к нежелательной обузе и потребовали роспуска армии. Это было абсолютно недопустимо для русского командования, поскольку уход из Крыма рассматривался как временное отступление. Французская сторона сочла себя свободной от союзнических обязательств и согласилась лишь обеспечить снабжение русских войск на кратковременный период их рассредоточения. Представители Великобритании вообще отказались оказывать помощь, настаивая на немедленной репатриации белогвардейцев обратно в Россию. В этой ситуации беженцы оказались в бесправном положении.
Тем не менее, французские оккупационные власти оказали «благотворительность» русским беженцам в Турции по нескольким причинам. Во-первых, французское правительство, признав правительство генерала Врангеля де-факто, взяло на себя моральный долг за судьбу русских, оказавшихся на чужбине. Во-вторых, присутствие в Турции, в близи стратегически важных проливов и незащищенного Константинополя обученных, опытных и вооружённых русских воинских формирований, заставляло французское командование серьёзно относиться к возможности восстания голодных солдат. И, в-
третьих, французская помощь была не бескорыстной, поскольку переданные русские корабли, со всем находящимся на них имуществом, принесли Франции двойную выгоду: были покрыты расходы на содержание Русской Армии и гражданских беженцев, а Советская Россия лишилась сильного военного и торгового флота. В порядке компенсации за снабжение Русской Армии продовольствием французы реквизировали имущество, эвакуированноеиз Крыма. Были конфискованы все военные и торговые суда, остатки денег врангелевского правительства в парижском банке, личные счета лиц из окружения Врангеля. Несмотря на это, французское правительство уже к середине 1921-го года стало ясно представлять, что надежда использовать Русскую Армию для интервенции в Советскую Россию становится всё более призрачной, а потому все капиталовложения в эмиграцию нерентабельны. Сокращением пайков, угрозами и обманом французские власти старались заставить русских военных либо вернуться в Россию, либо ехать в Бразилию, Аргентину, Катарро, Бургас и в ряд других мест рабочими на плантации, либо перейти на положение беженцев и «распылиться».
«Ещё сильнее, чем физические лишения, давила нас полная политическая бесправность.Никто не был гарантирован от произвола любого агента власти каждой из держав Антанты. Даже турки, которые сами находились под режимом произвола оккупационных властей, по отношению к нам руководствовались правом сильного» – писал Н.В.Савич, ответственный за финансы сотрудник Врангеля. Юридическое положение Русской Армии и военных союзов было сложным: законодательство Франции, Польши и ряда других стран, на территории которых они располагались, не допускало существование каких-либо иностранных организаций, «имеющих вид устроенных по военному образцу соединений».Державы Антанты стремились превратить отступившую, но сохранившую свой боевой настрой и организованность Русскую Армию в сообщество эмигрантов. Начали предприниматься действия по превращению военной организации русских в гражданскую диаспору и по скорейшему расселению беженцев. Генерал П.Н.Врангель был изолирован от армии на своей яхте «Лукулл», которая была протаранена каким-то судном (есть мнение, что итальянской подводной лодкой) и затонула. На яхте, в момент столкновения,Главнокомандующий Русской Армии отсутствовали не пострадал. Создавшаяся ситуация требовала действий. Именно поэтому Врангель принимает решение о переводе своих войск в славянские страны. Весной 1921-го года П.Н.Врангель обратился к Болгарскому и Югославскому правительствам с запросом о возможности расселения личного состава Русской Армии на территории этих государств. В результате Югославия (Королевство Сербов, Хорватов, Словенцев) и Болгария дали согласие. Переселяемым в Югославию частям было обещано содержание за счет казны, включавшее в себя паёк и небольшое жалование. По условиям расселения в Болгарию части сохраняли свою организацию, но лишались оружия и находились на самообеспечении. Король Александр (1888 – 1934гг.), получивший образование в России и прекрасно говоривший по-русски, ввел эмигрантов на равных правах в жизнь своей страны – Королевства Сербов, Хорватов и
Словенцев (СХС). Русские офицеры продолжали носить форму, сохранялись некоторые боевые части, служившие на охране границ. На государственном содержании были три русских кадетских корпуса и другие учебные заведения. Русским студентам выдавались стипендии.
Командование русских воинских частей, оказавшихся в других странах, вынуждено было приноравливать свои формирования к существовавшим в этих странах законам, маскируя их под общественные организации. В уставах военных обществ говорилосьисключительно о благотворительной и мемориальной деятельности.
Русские казаки появились на Балканах ещё в конце 20-го года. Часть их, около 5 тысяч человек, была размещена в бывшей политической каторжной тюрьме. Вторая, большая партия казаков, прибывшая летом 1921-го года,довела их общую численность в Королевстве СХС до 22-х тысяч человек. Если другие эмигранты пользовались значительной свободой, то казаки были расселены по всей стране иприкреплены к местам своего поселения, не имея права передвижения и гражданских документов. В каждом населенном пункте казаки сводились в «колонию».
В «колонии» или «лагеря» так же сводились бывшие русские военнопленные и интернированные. Это были небольшие воинские формирования, ожидающие репатриации, либо иного политического решения принимающих стран (преимущественно Германии и Франции).
Дальневосточная эмиграция так же имела определенные сложности в отношении миграционной политики принимающей стороны. Когда в 1922 году хлынул последний поток беженцев из Приморья, китайцы не пустили их в полосу отчуждения КВЖД , а отправили в лагеря, где были созданы тяжелейшие условия, и, помимо голода и болезней, эмигранты подвергались издевательствам китайских жандармов.
В первые годы эмиграции не было определеноправовое положение и гражданских лиц, так как Европе не приходилось сталкиваться с таким количеством беженцев. В Константинополе гражданским беженцам, в том числе представителям докрымской эвакуации из Новороссийска и Одессы, получить визу в другие страны было невозможно. Помимо Константинополя Берлин, из-за близости к России, поначалу превратился в «зону ожидания» или «проходной двор», через который эмигранты распределялись по другим странам. В 1921 году в Германии насчитывалось 250 – 300 тысяч, в 1922–23 годах около 600 тысяч русских эмигрантов, из них 360 тысяч в Берлине. Сначала Лига Наций и немецкое правительство пытались побудить эмигрантов к возвращению в Россию. Однако, Верховный комиссар Лиги Наций по беженским делам (этот пост, созданный в феврале 1921-го года, занял полярный исследователь и общественный деятель норвежец Фритьоф Нансен), смог уговорить вернуться лишь около 10-ти тысяч человек. Русский Совет в Турции и другие общественные организации эмигрантов выразили протест этой миграционной политике. Большевики также не очень сильно настаивали на репатриации и указом от 15-го декабря 1921-го года лишили российского гражданства всех эмигрантов, которые не возьмут советские паспорта до 1-го июня 1922-го года. Лига Наций приняла решение о расселении эмигрантов уже как бесподданных лиц. По предложению Фритьофа Нансена для эмигрантов были введены удостоверения личности, так называемый «нансеновский» паспорт. К 1923-му году проект введения таких паспортов был одобрен 31 государством, однако наличие такого паспорта не освобождало их владельцев от многих трудностей. Помимо «нансеновског
Rambler's Top100
Rambler's Top100
© Дизайн и разработка: Ю. Шилов, В. Неклюдов, 2004     © Проект студии Atropos
Если вам понравился наш сайт, HTML-код нашего банера вы можете взять здесь.