Русский Обще-Воинский Союз. 
Русская военная эмиграция. 1920-1940 гг.
На главную страницу.
Новости Обновления Публикации Персоналии Ссылки Фотоальбом Плакаты Гостевая

 
Николай РОСС. Врангель в Крыму. Глава 11

Николай РОСС. Врангель в Крыму. Глава 11

ГЛАВА 11
Национальный вопрос. Махно и повстанческое движение.

У ген. Врангеля был большой опыт общения с казаками: он прожил детство и юность на Дону, воевал в Русскояпонскую войну в казачьем полку, в мировую и гражданскую войну командовал раз личными казачьими частями. В 1919 году он уча ствовал на Кубани в политической борьбе про тив самостийно настроенных членов Кубанской рады.
Из Новороссийска выехало в Крым больше все го донцов; кубанцев в первое время было гораздо меньше, а терцев и астраханцев — совсем немного. Приехали в Крым казачьи атаманы: Донской — Бо гаевский, Кубанский — Букретов, Терский — Вдо венко, Астраханский — Ляхов, а также отдельные члены казачьих правительств и политические деяте ли. Еще весной часть оставшихся на Кубани кубан ских казачьих войск была перевезена в Крым, а летом, после „кубанской операции», число кубан цев еще увеличилось!.
Перед объявлением приказа от 29 марта, реорга низовавшего власть в Крыму, Врангель советовался с казачьими атаманами: эти переговоры оставили свой след на оригинале текста приказа. Окончатель ная формулировка первого параграфа надписана ру кой ген. Врангеля над перечеркнутым первоначаль ным текстом, где речь шла не о „независимости в отношении самоуправления», а лишь о „широкой автономии в отношении самоуправления".
Отношения между Врангелем и Донским атама ном ген. Богаевским были хорошими — они были старыми друзьями, — но начальник Донской армии ген. Сидорин и его начальник штаба ген. Кельчев , ский вели политическую линию, далекую от идеи Врангеля: они хотели своими собственными сила ми идти освобождать Дон и были не только против подчинения главнокомандующему ВСЮР, но и отка зывались от военного сотрудничества с ним. Редактор „Донского Вестника», официального органа Донского командования, — граф ДюШаиля (он же начальник Политического отдела Донского корпуса) — напечатал в своей газете ряд статей, со держащих нападки на политику ген. Врангеля, как недемократическую и великодержавную. Они вос хваляли Февральскую революцию, предлагали созда ние казачьего государства, состоящего из областей Донского, Кубанского и Терского войск, и агитиро вали против „генералов и сановников». „Донской Вестник», как орган официальный, цензурой не про сматривался и ген. Врангель ознакомился с его со держанием совершенно случайно, благодаря редак тору другой газеты, издававшейся в том же городе — Евпатории, — который 6 апреля приехал к нему с жалобой на .Донской Вестник», захватив с собой несколько номеров ненавистной ему газеты. Озна комившись с содержанием газеты, ген. Врангель сразу же вызвал к себе Донского атамана и в его присутствии написал следующий приказ:
„Бьет двенадцатый час нашего бытия. Мы в осаж денной крепости Крыму.
Успех обороны крепости требует полного едине ния ее защитников. Вместо этого находятся даже старшие начальники, которые политиканствуют и сеют рознь между частями.
Пример этому — штаб Донского корпуса.
Передо мной издание штаба — «Донской Вест ник».
Газета восстанавливает казаков против прочих не казачьих частей Юга России, разжигает классовую рознь в населении и призывает казаков к измене России.
По соглашению с Донским Атаманом приказы ваю Ген. Сидорину сдать должность Ген. Абрамову. Отрешаю от должности Начальника Штаба корпуса Ген. Кельчевского и Ген. Кварт. Ген. Ки слова. На чальника полит, отдела и редактора газеты Сотн. гр. дю Шайля предаю военнополевому суду при ко менданте главной квартиры. Следователю по особо важным делам немедленно на месте произвести следствие для обнаружения прочих виновных и предания их суду.
Газету закрыть.
Впредь буду взыскивать беспощадно со всех тех, кто забыл, что ,в единении — наш долг перед Роди ной"».
Сотник Дю Шайля, а также генералы Сидорин и Кельчевский были арестованы; Дю Шайля совершил попытку самоубийства и, тяжело себя ранив, вре менно избежал суда; Сидорин и Кельчевский были преданы военнополевому суду, осудившему их на каторжные работы. Врангель каторгу заменил исключением со службы. В конечном итоге Сидорин и Кельчевский выехали за границу, а вместе с ними и несколько других донских генералов, склонных к политической деятельности, когда дю шаиля . дали в сентябре, страсти уже улеглись и он бь оправдан судом.
После этих решительных мер Врангеля со сторо ны донского командования больше крупных за труднении для него не возникало. Был, в несколько ущербном виде, восстановлен Донской Круг; дон ское правительство возглавил послушный воле ген. Врангеля Корженевский.
Отношения Врангеля с Астраханским и Терским атаманами всегда были гладкими, зато с кубанским командованием сразу же возникли недоразумения. В начале апреля большая часть кубанских белых частей находилась еще на Кубани и Кубанский ата ман отказывался разрешить их переброску в Крым. Он отказывался также сам встать во главе кубан ских войск, хотя и не соглашался с мнением боль шинства кубанских военачальников, что кубанцы больше драться не могут. Только после того, как Врангель ему пригрозил запретом выезда из Крыма на Кубань, ген. Букретов согласился стать во главе кубанской армии.
В середине апреля красные перешли в наступле ние против кубанцев. С согласия ген. Букретова, начальник кубанских войск ген. Морозов вступил с врагом в переговоры о сдаче. Ген. Врангель, со своей стороны, послал суда для перевоза желающих этого казаков в Крым. Кубанское военное началь ство и правительство старалось убедить казаков не эвакуироваться в „крымскую ловушку». В ко нечном итоге большая часть кубанцев сдалась крас ным, некоторые части ушли в горы, а остальные ка заки были перевезены в Крым. Ген. Букретов пере дал атаманскую булаву председателю Кубанского правительства — инженеру Иванису, а сам, с час тью членов Кубанской рады, бежал в Грузию.
Другие члены Кубанской рады собрались в конце июня в Феодосии, объявили ген. Букретова и Ивани са изменниками и потребовали от Иваниса сложить с себя атаманские полномочия. Иванис обратился за защитой к ген. Врангелю, изъявив готовность к лояльному сотрудничеству. „После долгих перего воров» Врангелю удалось убедить раду в том, что, собравшись в недостаточном, незаконном составе, она не может решать вопроса о назначении нового атамана и должна его отложить на более благоприят ное время.
Для официального оформления наконец устано вившихся добрососедских отношений между глав нокомандующим Юга России и казачьими правитель ствами, 22 июля было подписано соглашение между „Правителем и Главнокомяндующим ВСЮР» и „ата манами и правительствами Дона, Кубани, Терека и Астрахани». Соглашение это обеспечивало казачьим государствам „полную независимость в их внутрен нем устройстве и управлении», указывало, что в Со вете при главнокомандующем будут участвовать главы казачьих правительств или их заместители. Телеграфное сообщение и железные дороги должны были оставаться во власти ген. Врангеля. Устанавли валась общая таможенная система, единое косвен ное обложение и единая денежная система6. На за седании Совета 22 июля, на котором был подписан текст соглашения, „было постановлено о состояв шемся соглашении довести до сведения иностран ных держав, обнародование же текста соглаше ния и дополнительного к нему протокола на тер ритории Вооруженных Сил Юга России, временно, отложить, сообщив печати лишь о том, что между Главным Командованием В. С. Ю. Р. и Представи телями Казачьих Областей достигнуто соглашение на основах полного единения и взаимной искрен ности».
О состоявшемся соглашении сообщалось и в при казе, от 1 августа:
„Сыны Дона, Кубани, Терека и Астрахани! После тяжких невзгод, оправившись и отдохнув ши, Вы вновь расправили орлиные крылья. Несите счастье и свободу родной земле! В братском единении, перед грозной опасностью я заключил с Вашими Атаманами и Правительства ми крепкий союз. Мы не положим оружия, пока не . освободим от красного ига родную землю, пока не спасем МАТУШКУ РОССИЮ!
Пусть живут вольности казачьи, и мудрость каза ков строит жизнь в родных краях. Минует лихоле тие. Освободится от красного ига весь русский на род, и соберутся верные сыны Родины строить ее счастье. Встретятся в Всероссийском Народном Соб рании казак и горец, горожанин и крестьянин, и их устами скажет русский народ, какой быть Новой России».
Значительный интерес представляет протокол совещания между А. В. Кривошеиным и казачьими представителями в Правительстве Юга России, со стоявшегося 22 августа в Севастополе. Темы, на нем обсуждавшиеся, далеко выходят за рамки одних лишь казачьих проблем. Ниже этот документ приво дится с двумя сокращениями, за счет чисто техниче ских вопросов.
3 Совещании были подвергнуты обсуждению следующие вопросы:
О принятии Правителем и Главнокомандую щим В. С. Ю. Р. наименования „Правитель Юга Рос сии и Главнокомандующий Русской Армией».
Не возражая по существу против указанного ре шения Главнокомандующего, представители Каза чества находят, что решение это могло быть осуще ствлено не иначе, как по предварительному согла шению с казаками, чего в данном случае сделано не было.
Председатель Правительства Юга России заявил, что, разделяя эту точку зрения, он обязуется ука зать, что лишь необходимость принятия решения в порядке спешности побудила Главнокомандующего отступить в данном случае от строгого соблюдения формальной стороны дела.
2. О необходимости установления нормальных взаимоотношений между подчиненными органами власти Правительства Юга России и казаками.
Донским Атаманом и другими представителями Казачества было отмечено, что казаки, встречая не изменно доброжелательное и предупредительное от ношение со стороны высших представителей власти, далеко не пользуются подобным вниманием со сто роны подчиненных органов.
Председатель Правительства Юга России заявил, что в этом отношении всем органам власти будут даны надлежащие указания.
/.../

4, Об отношении к казакам печати и цензуры. В печати происходит крайне резкая критика ка зачьих Правительств, перешедшая в отношении Ку банцев всякие границы допустимого. Так же точно вызывают неудовольствие казаков и действия военных цензоров, не останавливающих ся перед применением цензуры даже к приказам Донского Атамана.
Председатель Правительства Юга России по пер вому вопросу указал, что нападки в печати на не • которых Членов Кубанского Правительства дела лись Кубанцами же, принадлежащими к противной партии. Тем не менее печати в свое время были да ны Правительством указания о прекращении поме щения статей, вносящих рознь и взаимное раздра жение.
В отношении цензуры надо признать, что она по ставлена неудовлетворительно по своему личному составу; дело доходит до того, что цензуре подвер гаются статьи, написанные Председателем Прави тельства; в одном случае была попытка подвергнуть цензуре приказ Главнокомандующего. Урегулирова ние вопроса о цензуре поставлено на очередь; надо, однако, признать, что улучшение дела в этом отно шении встречает крупные затруднения в связи с военными обстоятельствами.
5. О большем согласовании внутренней политики Правительства Юга России и Правительств Казачьих областей.
Представители казаков выразили пожелание, чтобы в направлении внутренней политики была установлена большая близость между Правитель ством Юга России и Правительствами казаков, в частности казакам представляется необходимым более решительный уклон внутренней политики в сторону дальнейшей ее демократизации.
При этом казаки, в качестве основного недостат ка, отмечают чрезмерную милитаризацию власти Юга России и весьма неудовлетворительную поста новку контрразведки и полицейской службы вооб ще.
Председатель Правительства Юга России дал по яснения, что он, с своей стороны, не сочувствует чрезмерной милитаризации власти, видит недо статки этого явления и стремится к постепенному улучшению дела. Многое в этом направлении уже сделано, но разрешить этот вопрос окончательно впредь до завершения тяжелой гражданской войны, едва ли возможно.
/.../

7. Горский вопрос.

Представители казаков находят, что образование единой Горской Республики противоречило бы ин тересам Казачества и Правительства Юга России и было бы полезным лишь для Грузии.
Председатель Правительства Юга России, разде ляя высказанные соображения, находит, что наибо лее правильный путь по настоящему вопросу — это признание отдельных Государственных образований горских народностей, и заключение с каждым из сих образований особых соглашений.
Исходя из этого положения представляется необ ходимым обсудить в ближайшее время вопрос об издании от имени Главнокомандующего особого акта о признании права каждой из горских народно стей на самоопределение, с предложением вступить в соглашение с Правительством Юга России».
Кубанцы и после летнего соглашения не переста ли причинять заботы ген. Врангелю. Так, исполняю щий должность атамана инженер Иванис продолжал проводить самостийную политическую линию. В октябре он добился разрешения приезда в Крым своих единомышленников из Кубанской Рады, скрывших ся в Грузии: они всетаки предпочли не приезжать после предупреждения Врангелем о недопустимости ведения ими в Крыму „предательской работы»10. Ген. Врангель получил в 1920 году поддержку от двух известных казачьих вождей. Бывший Донской атаман ген. Краснов предложил ему свои услуги и изъявил готовность „принять на себя даже самую скромную роль в деле служения родине»: напри мер взять на себя „формирование и командование /.../ кавалерийским полком с целью ведения широ кой пропаганды ЮжноРусского дела среди населе ния впереди фронта Крымской армии»11. А 6 ок тября Врангель получил письмо от атамана Семено ва, главного возглавителя Белого движения на Дальнем Востоке, с признанием его главой прави тельства Юга России и с изъявлением готовности ему подчиниться^.
Урегулирование отношений с казаками представ лялось особенно важным в перспективе готовящей ся „Кубанской операции». После ее неудачи и в свя зи с событиями на западном фронте встал во весь рост вопрос об отношениях с украинцами.
В сентябре прибыла в Крым отправившаяся туда по собственной инициативе, и с разрешения П. Б. Струве, делегация „украинцевфедералистов», в составе председателя „Национального Украинско го комитета» Маркотуна, генерального секретаря Цитовича и члена комитета Могилянского. Приняв делегацию, „генерал Врангель заявил, что он разде ляет идеи комитета, и указал, что принципы федера ции и земельной реформы составляют основу его политики. В своем стремлении объединить все анти большевистские силы генерал Врангель готов со действовать развитию национальных демократиче ских сил, базируясь на принципах, уже выраженных в соглашении, достигнутом между главным коман дованием и казачьими областями. Генерал Врангель не допускает для себя возможности присоединиться к какомунибудь сепаратистскому движению».
Так же, как и федералисты, украинцысамостий ники установили контакт с ген. Врангелем. Их пред ставитель Мациевич „уведомил 20 октября (по н. с.) С. А. ПоклевскогоКозелла, представителя Врангеля в Бухаресте, о желательности военной кон венции и политического соглашения на основе при знания правительства Петлюры правительством Украины и признания прав Украины на самоопреде ление». Мациевич предложил также начать военную кооперацию немедленно, „не ожидая результатов переговоров».
Выражая взгляды ген. Врангеля, А. А. Нератов 31 октября (по н. с.) послал В. А. Маклакову депе шу о том, что „необходимо заключение между рус ской и украинской армиями военной конвенции, в частности обеспечить украинским силам нашу под держку.
Что же касается соглашения политического, то Главнокомандующий выражает готовность идти навстречу всем антибольшевистским силам, стоя щим на почве федерации с Россией, с обеспечением Украине полнейшей независимости во внутреннем ее устройстве и управлении. Единственным услови ем является только признание власти Главнокомандующего над всеми вооруженными силами и обеспе чение общегосударственных интересов».
В письме В. Л. Бурцеву, написанном по поруче нию ген. Врангеля 8 августа 1922 года, С. Н. Ильин утверждает, что „никаких документов, относящих ся к переговорам с Маркотуном и другими украин скими деятелями не было, так как эти переговоры велись устно и не были облечены в форму каких либо соглашений, условий, или обязательств» и что ,,украинский вопрос был /лишь/ в стадии изуче ния». „Ведя переговоры с отдельными украинскими деятелями в порядке изучения украинского вопро са, — пишет далее Ильин, — Главное Командование держалось неизменно определенной точки зрения: не предрешая основных вопросов будущих взаимо отношений отдельных частей России, не давая пре имущества тем или другим политическим течениям, не отталкивать те из них, которые согласны принять участие в борьбе против большевиков и к такой борьбе их привлекать».
С украинским вопросом были связаны и чисто внутренние проекты и мероприятия. Таким обра зом, например, возник проект создания отдельных украинских частей в Русской армии17. 12 октября И. Н. Леонтович был назначен „Советником по де лам Украины при Главнокомандующем Русской Армией», а 26 октября был объявлен следующий приказ:
„Признавая, что Украинский язык является на равне с Российским полноправным языком Украи ны, приказываю всем учебным заведениям, как правительственным, так и частным, в коих препода вание ведется на украинском языке, присвоить все права, установленные существующими законополо жениями доя учебных заведений той и другой кате гории с общегосударственным языком преподава ния».
В те времена татарское население составляло примерно одну четверть всего населения Крыма. Еще в январе 1918 года советская власть разо гнала татарское народное собрание — Курултай, а правительство ген. Деникина также без особой симпатии относилось к татарским национальным чаяниям.
Ген. Врангель не только разрешил новый созыв Курултая, но в обращении к нему официально обещал татарам автономное управление. Тем не менее законопроект о татарской автономии выра батывался долго и был готов лишь осенью2 0. Он предвидел „предоставление татарам самоуправле ния в религиозных, культурнопросветительных и финансовых делах» для чего они должны были избрать „распорядительный орган в составе око ло 60 человек»21. Но татарское самоуправление так и не успели провозгласить до конца белого Крыма.
С другой стороны, Врангель, после ухода в от ставку татарского муфия, — изгнанного самими та тарами в 1917 году, но восстановленного Деники ным, — не назначил ему заместителя, а также не тро нул, несмотря на земельную реформу, обширных земельных владений мусульманского духовенства, в основном „вакуфных» земель, приписанных к ме четям и мусульманским училищам.
Как известно, антиеврейские настроения и дейст вия были явлением отнюдь не редким во время гражданской войны. В этой области ген. Вранг:" проявил решительность и принципиальность. По сс ективному свидетельству Ю. И. Гессена (самого еврея) : „Евреи Врангелем довольны. Врангель стро го следит за погромщиками и приказал повесить перешедшего к нему от большевиков есаула с ше стью сподвижниками за погромы в деревнях у К? ховки». Гессен рассказывал также, что за подобь поступки главнокомандующий заслужил недобр славу у некоторой части офицерства, антиевреи. настроенной.
Ген. Врангелю пришлось принять меры против антиеврейских настроений в прессе и даже в церков ной проповеди: таким образом, повествует Врангель в своих воспоминаниях, ему пришлось принять ме ры против известного проповедника — отца Восто кова, чьи проповеди „носили чисто погромный ха рактер» и возбуждали толпу на „противоеврейские выступления». Был издан приказ, запрещающий „всякие публичные выступления, проповеди, лек ции и диспуты, сеющие политическую или нацио нальную рознь», а его нарушителей, „не взирая на сан, чин и звание» обещано было „высылать из наших пределов». Отца же Востокова, Врангель выз вал к себе на крепкий разговор, после чего тот „про поведи свои прекратил».
В Крыму, где евреев было много, общественная » еврейская жизнь была весьма активной и существо вало много различных еврейских организации. Та ким образом, например, в Севастополе активно и заметно работал отряд еврейских бойскаутов „Ма каби».
Несмотря на старания Врангеля, властям не всег да удавалось уследить за проявлениями антиеврей ских настроений. Даже в официально изданной в июне листовке можно было прочитать явно неле пое утверждение, что „все считают, что в Совдепии власть держится на жидовских умах, латышских штыках и русских дураках». Не были изжиты ан тиеврейские настроения и в некоторых воинских частях, особенно казачьих.
С начала 1920 года среди белого командования стало распространяться мнение о возможности за ключения союза с батькой Махно. В то время отря ды Махно состояли в общей сложности из 1000/ 2000 штыков и 3000/4000 сабель26, располагали большим количеством пулеметов на „тачанках» и даже артиллерией. „Столица» грозного батьки, — Гуляй Поле, находилась в районе военных дейст вии между белыми и красными и была даже некото рое время занята войсками ген. Врангеля. Весной и летом 1920 года Махно боролся в первую очередь против красных, поголовно истреблял захваченных коммунистов.
13 мая Врангель подписал следующий, секрет ный, приказ:
„В случае перехода нашего в наступление мы, на пути к достижению заветной цели — уничтоже ния коммунизма, можем войти в соприкосновение с повстанческими частями Махно, Украинским» войсками и другими противокоммунистическими группами.
В борьбе с главным врагом Святой Руси ком мунистами, нам по пути все те Русские люди, кото рые, как мы, честно стремятся свергнуть кучку на сильников — большевиков, обманом захвативших власть.
ПРИКАЗЫВАЮ — всем начальникам, при сопри косновении с указанными выше противобольше вистскими группами, сообразовать свои действия с действиями войск этих групп, имея ввиду нашу основную задачу свергнуть коммунизм и всемер но облегчить и помочь Русскому народу воссоздать свое Великое Отечество».
17 мая начальник Разведывательного отделения штаба главнокомандующего обратился к генерал квартирмейстеру с докладом:
„В настоящее время наше отношение к Махно и вообще к Махновщине требует серьезного внима ния, и, полагаю, необходимо определенно выяснить, какое мы могли бы принять относительно его поло жение. Под каким бы углом мы ни рассматривали это движение определенно и ясно только то, что оно имеет глубокие корни. Нам необходимо исполь зовать его: до настоящего времени ясно лишь одно, что Махно работает и действует против красных.
Полагаю необходимым испробовать нижеследую щее : послать агента с определенной задачей найти Махно и передать ему 1) те основы, на коих зиждет ся наша борьба, 2) те цели, к которым мы стремим ся, 3) на каких условиях могут развиваться наши совместные действия и 4) что мы можем гарантиро вать самому Махно и его единомышленникам.
Прилагаю при сем „Обращение к Махно» от лица Командования Вооруженных Сил на Юге России, прошу Вашего принципиального согласия».
Приложенное к документу обращение к Мах но подверглось переработке. Были сочинены и другие проекты обращения (по крайней мере четыре различных). В конечном своем виде, пред назначенное к подписи ген. Шатилова и датирован ное 14 и 20 октября, обращение приняло следую щий вид:

„БАТЬКЕ МАХНО

Исстрадавшаяся Русская земля переживает чет вертый год смуты и братоубийственной войны. Вместо обещанных свобод комиссары и коммуни сты закабалили Русскую землю и довели народ до полной нищеты и голода.

ГЛАВНОЕ КОМАНДОВАНИЕ РУССКОЙ АРМИИ ИЗВЕЩАЕТ ВАС, ЧТО ОНО ВЕДЕТ БОРЬБУ ТОЛЬ КО С КОММУНИСТАМИ И КОМИССАРАМИ И ИДЕТ ЗА ОДНО С РУССКИМ НАРОДОМ ДЕВИЗ РУССКОЙ АРМИИ: НАРОДУ ЗЕМЛЯ, НАРОДУ ПРАВА; САМ НАРОД БУДЕТ РЕШАТЬ СУДЬБУ СВОЮ.

С верой в правоту своего дела и надеждой на здравый смысл народа Русская Армия будет неук лонно стремиться к указанной цели.

Вы со своими отрядами тоже ведете борьбу про тив „комиссародержавия» и стремитесь разбить большевистские оковы, наложенные коммуниста ми на Русский народ.
ЦЕЛЬ НАША ОБЩАЯ

Для ускорения приближения неизбежного конца большевизма ГЛАВНОЕ КОМАНДОВАНИЕ ПРЕД ЛАГАЕТ ВАМ ДЕЙСТВОВАТЬ СОВМЕСТНО и с» гласованно против общего врага, для чего: 1) объе динить Ваши отряды в дивизию, которая будет снабжаться наравне с дивизиями Русской Армии, 2) Вам присваиваются соответствующие права и чин Начальника Дивизии, 3) Командному составу, по Вашему указанию присваиваются соответствующие права (командиров полков, бригад), 4) Всем ли цам, переходящим в подчинение Главного Коман дования, гарантируется личная и имущественная безопасность.
В случае возможности совместной работы, со гласно вышеизложенного, Главное Командование предлагает Вам: 1) перейти в решительное наступ ление в тыл большевиков, занять район Мариуполь — Волноваха и войти в связь с Русской Армией;
2) выслать своего полномочного представителя, ко торый мог бы разъяснить состояние Ваших войск, их нужды и получить соответствующие указания в смысле дальнейшей работы».
Первый официальный посланец ген. Врангеля капитан — был приведен на заседание „Совета рево люционных повстанцев», то есть махновского „пра вительства» 9 июня (по н. с.) в селе Времьевка, Ма риупольского уезда. Он предъявил „совету» письмо, подписанное ген. Шатиловым и ген. Коноваловым, содержащее предложение о сотрудничестве в борьбе против красных и о помощи со стороны ген. Вранге ля. Выслушав посланца, Махно предложил совету его казнить, что и было решено единогласно. Капи тан был повешен, и на его теле прикреплена надпись:
„Никогда никакого союза у Махно с белогвардейца ми не было и не может быть, и если еще кто из бело гвардейского стана попытается прислать делегата, то его постигнет участь, какая постигла первого».
Несмотря на первую неудачу, вскоре был послан к Махно другой посланец — полковник, которого расстреляли.
Помимо официальных посланцев, с махновцами стремились установить контакт и агенты разведыва тельного отделения. Было несколько таких попы ток, более или менее успешных. Ниже Публикуем отчет об одной такой попытке:
„Опрос №1700

Сестра милосердия /X.../, прибывшая в Разот глав 13/26 октября 1920 года, заявила:

Я дочь землевладельца и купца /X.../, демонстра тивно убитого махновцами в декабре 1918 года. Причина этого убийства — мое участие в излавлива нии большевиствующих элементов в эпоху немец кой оккупации. Сама я была захвачена позже, в ап реле 1919 года, и, будучи приговорена махновцами к расстрелу, бежала и попала, ввиду моего знаком ства и дальнего родства с Ген.Лейт. Гейманом, во 2ю Кубанскую пластунскую бригаду в качестве сестры милосердия.
Летом 1919 года, служа в этой бригаде, я прини мала участие в формировании Добровольческого конного отряда из жителей Александровского уез да ГуляйПольской и Покровской волостей, ввиду моих связей и знакомств среди зажиточных, анти большевистски настроенных крестьян этих волостей. Задачей этого отряда являлась борьба с бандитизмом. По занятии нашими частями ГуляйПоля я при была туда 8 сентября и была прикомандирована к стоявшей там 2й Кавказской горной батарее. Служа в этой части, я несла, параллельно с работой сестры милосердия, разведывательную и контрразведы вательную службу, являясь посредником между крестьянами, желавшими дать сведения о противни ке, и Штабом 7го Донского полка.
В ГуляйПольской больнице я оказала медицин скую помощь тяжело раненому, который в разгово ре назвал себя командиром махновской батареи и просил меня эвакуировать его в Мелитополь или другой какойнибудь пункт, в котором ему могла быть оказана хирургическая помощь, указывая на то, что, по слухам, теперь белые ничего не предпри нимают против махновцев. Я способствовала тому, чтобы ему было обещано удовлетворение его просьбы.
После этого события ко мне стали обращаться видные махновские деятели, как, например, Нико лаенко из Покровского, Пилипенко оттуда же и Иван Доля, старый товарищ Махно по Сибири и командир махновской сотни, скрывающейся в диб ровском лесу. Они спрашивали меня, когда будет объявлена мобилизация, ввиду их желания вести борьбу с большевиками, но под видом мобилизо ванных, что предотвратит возможные репрессии большевиков к их семьям.
Они спрашивали о взаимоотношении Русской Армии и Махно, говоря, что если бы им было точно известно о состоявшемся соглашении или фактиче ском контакте, они спокойно пошли бы служить в Русскую Армию, так как они боятся возмездия за прошлогоднее выступление против добровольцев.
Иван Доля, встретив меня поздно вечером на ули це и не будучи вполне уверен, что я его не арестую, в коротком разговоре сказал, что мне следовало бы разузнать точно, существует ли соглашение с Махно и, узнав, что я еду в Севастополь, очень просил при везти ему оттуда документальное („на бумажке») доказательство контакта Русской Армии с „Несто ром Ивановичем». Тогда, по его словам, махновцы охотнее шли бы в Русскую Армию.

Этот же Иван Доля вскользь сообщил мне, что „батько» находится сейчас в Луганске.
Наш земельный закон крестьянам ГуляйПоль ского района известен; они им довольны и только хотят неукоснительного проведения его в жизнь. Наши солдаты, оставшиеся в ГуляйПоле в то вре мя, когда оно было нами временно оставлено, были укрыты махновцами от красных.
На Махно оказывает благотворное влияние его жена Агафья Андреевна, бывшая курсистка, препо давательница географии и украинского языка Гу ляйПольской гимназии. Этому влиянию приписыва ют более мягкое отношение Махно /к/ интеллиген ции, как таковой, и зажиточным классам, по срав нению с 1918 и первой половиной 1919 года.
В апреле 1920 года в ГуляйПоле, в доме Сапко, бьет убит большевиками брат Махно. Большевики не только не берут в плен махновцев, но даже вырезы вают их семьи. Махновцы в долгу не остаются, — так я знаю, что в Новоуспеновке, в конце сентября бы ло убито махновцами четыре комиссара (участника этого убийства я лично перевязывала в ГуляйПоле).
Вообще борьба махновцев с большевиками на столько сознательна и беспощадна, что какое бы то ни было соглашение Махно с большевиками мне кажется абсолютно не возможным. В случае, если бы таковое состоялось, оно не было бы поддержано населением его же, ГулянПольского района.
Я могла бы доставить Ивану Доля или в Штаб Махно через подругу его жены — Юлию Лутаи, со стоящую у Махно в Штабе, документы, которыми Главное Командование пожелало /бы/ меня снаб дить для привлечения махновцев на нашу сторону в целях совместной борьбы с большевиками»32.
Проникновение к махновцам до осени оставалось делом весьма опасным: так, в докладе от 9 сентября другой агент рассказывает, как, хорошо первона чально принятый в отряде Махно, к которому он пробрался, он в конечном итоге был схвачен и свя зан. К его счастью, ему удалось бежать незадолго до времени, назначенного для его казни (его предпола гали зарубить шашками) 33.
Надежды на установление сотрудничества с Мах но не оправдались. В конце сентября, наконец, сде лав свой выбор, Махно вступил в переговоры с со ветской властью. Когда он убедился, что осеннее наступление красных сил против Врангеля развива ется для них успешно, он присоединил свои отря ды к силам победителей.
Более успешно, чем с махновцами, наладились связи с повстанческими отрядами, действующими на правобережной Украине и, главным образом, в плавнях Днепра.
Отряды и их возглавители были очень разными. Например, „в двадцатых числах августа прибыла депутация от наиболее крупного партизанского от ряда ОмельяновичаПавленко, он был старый кад ровый офицер одного из наших гвардейских пол ков, ведший борьбу под украинским желтобло китным флагом». С таким партизаном договориться ген. Врангелю было нетрудно.
Совсем другими людьми были бывшие коман дирымахновцы, вошедшие в сотрудничество с белыми: атаманы Яценко, Гришин, Савченко, Володин, Чалый, Прочан, Хмара, Голик и другие. Это были люди, не признающие никакого началь ства, склонные к грабежам и нередко чрезвычай но жестокие. Под Александровском, например, Прочан „и пара других головорезов», надругав шись, убили молодую жену комиссара, „а голо вами детей... стали вышибать косяки дверей и окон». Среди атаманов, по свидетельству по бывавшего в плавнях агента разведки, наибо лее „интеллигентное» впечатление производил Гришин, но он также был человеком очень же стоким.
Для формирования отряда атаман Володин был выпущен из тюрьмы. До своей службы у Мах но и заключения, он занимался в Одессе „налета ми на буржуазию», а после его выхода на свобо ду с ним наладил контакт кал. Макаров. Создав ши отряд, Володин принялся грабить мирное на селение. В конечном итоге, его отряд был разору жен, а его самого, с главными помощниками, — повесилиЭб.
Более надежным атаманам доставляли ору жие, деньги и еду, а они помогали армии в раз ведке, взрывали железнодорожные пути и мо сты. От имени главных партизанских атама нов были напечатаны воззвания, распространяемые службой пропаганды. Ниже приводится одно из них:

„ВОЗЗВАНИЕ КОМАНДИРА ПОВСТАНЧЕСКОГО ОТРЯДА САВЧЕНКО

Я, командир повстанческого отряда, Алексеи Алексеевич Савченко, убедившись лично, что Рус ские войска не расстреливают ни повстанцев, с кото рыми они идут рука об руку, ни Вас, товарищи красноармейцы, злой волей коммунистов и комис саров направленные /так!/ против истинно трудово го народа — рабочих и крестьян, зову я вас:
Сложите оружие к ногам тех, кто идет за народ ную волю, землю и истинную не коммунистическую свободу.
Идите скорее в повстанческие отряды, в ряды Русской Армии. Те и другие несут УКРАИНЕ и на шей общей Родине — РОССИИ истинный мир, покой и порядок.
16 июня 1290 /так!/ года.Савченко»
Rambler's Top100
Rambler's Top100
© Дизайн и разработка: Ю. Шилов, В. Неклюдов, 2004     © Проект студии Atropos
Если вам понравился наш сайт, HTML-код нашего банера вы можете взять здесь.